Над Персией восходит солнце

Тема недели
Москва, 25.01.2016
«Эксперт» №4 (972)
Иранская экономика открывается для всего мира. Российские компании присутствовали на местном рынке даже во время санкций и теперь имеют все шансы закрепиться на нем — но конкуренция с китайцами и европейцами будет жесткой

В середине января с Ирана были сняты экономические санкции, наложенные ЕС, США и Совбезом ООН. После тридцати лет изоляции страна вернется на международные рынки капиталов и технологий. Иран также получит доступ к своим капиталам, замороженным на внешних счетах. Сумма этих активов, по оценкам Ирана, составляет до 150 млрд долларов, по оценкам США — около 50 млрд долларов (США вычитают из активов обязательства, которые должны быть срочно погашены).

Для России снятие санкций с Ирана, с одной стороны, угроза, так как Тегеран намерен возобновить поставки нефти в Европу и давать существенные скидки (до 7 долларов за баррель), что может повысить конкуренцию на традиционном для России рынке и снизить цены на нефть Urals. С другой стороны, снижение давления на Иран и доступ страны к системе SWIFT и счетам западных банков открывает для России огромный рынок с населением 78 млн человек и объемом ВВП около 1,4 трлн долларов (пересчет по паритету покупательной способности), что составляет 1,5% мирового ВВП. ВВП на душу населения в Иране — около 17 тыс. долларов (уровень Болгарии, Белоруссии, Мексики и недалеко от уровня Турции). При этом соотношение внешнего долга к ВВП в Исламской республике составляет 12% — один из самых низких показателей в мире.

Этот колоссальный по размерам рынок может стать хорошим плацдармом для обкатки российских экспортных технологий. Тем более что российским промышленникам есть что предложить Ирану. Но не надо думать, что китайские и европейские компании стоят в стороне. Схватка за иранский рынок будет жесткой. Наши преимущества — готовность делиться технологиями, низкие цены при высоком качестве и беспрецедентно сильные политические связи между странами.

Глоток дружбы после многолетней вражды

Иран в представлении западной машины пропаганды — страна оси зла, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В западном мире это государство объявлено чуть ли не аналогом ада на земле, где режим не щадит никого. Духовный лидер страны аятолла Сейид Али Хосейни Хаменеи якобы мечтает восстановить Великую Персию, простирающуюся от Ливии и Греции на западе до Инда на Востоке. Соответствующей пропаганде не одно десятилетие: она началась в 1980-е, когда от союза с США Иран перешел в состояние скрытой войны. Апогей антииранской риторики приходится на 2006–2012 годы, когда против страны в связи с ее ядерной программой ввели максимально жесткие международные санкции. В 2010 году это были санкции со стороны Совбеза ООН, а в 2012-м со стороны ЕС — тогда Ирану была запрещена торговля нефтью со странами Евросоюза. Санкции США против Ирана существовали в фоновом режиме многие десятилетия.

На самом же деле Иран — одна из самых демократических стран Ближнего Востока. В стране проходят реальные выборы. Положение женщин в Иране гораздо лучше, чем в подавляющем большинстве стран региона. Либерализация иранского общества видна невооруженным глазом: женщины старшего поколения носят хиджабы, закрывая всю голову. У молодых девушек этот головной убор, пока еще обяза

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (972) 25 января 2016
    Россия Иран
    Содержание:
    Как разложить иранский пасьянс

    Снятие санкций с Ирана серьезно меняет расклад сил на Ближнем Востоке. Больше всего эти изменения бьют по Саудовской Аравии

    Реклама