«Интеррос» и «Норникель» разделу не подлежат

Русский бизнес
«Эксперт» №5 (973) 1 февраля 2016
Мосгорсуд признал законным решение нижестоящей инстанции, отказавшей в удовлетворении иска Наталии Потаниной к ее бывшему супругу и президенту «Норникеля» Владимиру Потанину

Напомним, что Наталия просила взыскать в ее пользу 15% акций ГМК и 50% «Интерроса» — половину того, чем, по ее мнению, владеет бывший супруг. Таким образом, апелляция представителей Потаниной была отклонена, а решение суда вступило в законную силу.

Тем не менее сразу же после оглашения вердикта Наталия Потанина сообщила, что не исключает возможности дальнейшего обжалования в кассационной инстанции Мосгорсуда. По ее словам, она до последнего надеялась, что Мосгорсуд отменит «отказное» решение. «Хочу отметить, что от Владимира Олеговича я не получила ничего», — заявила журналистам экс-супруга главы ГМК.

В то же время, по словам адвокатов Владимира Потанина, в результате расторжения брака Наталия получила деньгами и имуществом около 5 млрд рублей. Кроме того, как утверждают СМИ, у Потаниной имеется особняк в пригороде Нью-Йорка площадью свыше тысячи квадратных метров с участком в полтора гектара, которые вместе оцениваются примерно в 6 млн долларов. Сообщалось также, что она приобрела квартиру в Лондоне стоимостью более 2,5 млн фунтов. Причем экс-супруга бизнесмена сведений о наличии у нее зарубежной недвижимости никогда не опровергала.

Возможная цель получения «лондонской прописки» — инициирование судебных процессов против бывшего супруга в Великобритании, суды которой считаются наиболее лояльными к бывшим женам в вопросах раздела имущества. Напомним, что Потанина уже обращалась в суды Кипра и США, но не добилась в них какого-либо успеха.

На самом деле юрисдикция суда в семейных спорах о разделе имущества не так уж и важна. Ни в одном громком бракоразводном процессе владельцев крупных компаний ни на Западе, ни в России бывшим женам не удавалось получить часть бизнеса. Суды либо отказывали экс-супругам, либо стороны заключали мировое соглашение. Правосудие следует принципу «делится все, кроме бизнеса». Потому что бизнес — это не совместно нажитое имущество, а корпоративное.

Вот как эту ситуацию описывал председатель правления Московского юридического агентства Алексей Линецкий: «Если эти акции не принадлежат Потанину, а записаны на какое-то юридическое лицо, и это юрлицо в свою очередь контролируется каким-то другим юрлицом или еще каким-то образом, а имущество находится в каком-то анонимном трасте, то доказывать принадлежность этого траста Потанину просто нет оснований».

«Конечно, есть норма Семейного кодекса, в которой сказано, что надо делить пополам. Но суд на то и суд, чтобы при вынесении решения учитывать специфику имущества, природу его появления, дальнейшего использования и целый ряд других аспектов. Иной подход был бы просто неверным, — говорит руководитель адвокатского бюро “Матвеев и партнеры” Дмитрий Матвеев. — Исходя из этого, нынешнее решение суда полностью соответствует духу той практики, которая сегодня формируется в России по гражданским делам такого рода».

Безусловно, такая практика прежде всего отвечает интересам бизнеса и во многом его защищает. Это вполне логично и полностью оправданно. Дело в том, что смена владельцев такого кр