Зеленая магия и ее разоблачение

Повестка дня
«Эксперт» №5 (973) 1 февраля 2016
— Граждане! — вибрирующим тонким голосом прокричал он. — Что же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный человек, — Коровьев подпустил дрожи в свой голос и указал на Бегемота, немедленно скроившего плаксивую физиономию, — бедный человек целый день починяет примуса; он проголодался... а откуда же ему взять валюту? Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита
Зеленая магия и ее разоблачение

Валютные заемщики, взявшие жилье в ипотеку, вечером 27 января ненадолго перекрыли движение по 1-й Тверской-Ямской улице в Москве. Акция состоялась неподалеку от здания, где проходят заседания Национального банковского клуба при Ассоциации российских банков. Полиции удалось достаточно быстро оттеснить протестующих на тротуар и разблокировать движение по проезжей части.

Таким образом клиенты банков пытаются добиться перерасчета своих обязательств перед банками: они требуют права выплачивать валютный кредит в рублях по курсу, фиксированному на момент заключения кредитного договора. К активным действиям их подтолкнуло очередное ослабление рубля по отношению к доллару США и соответственно возросшие платежи по кредиту.

Они не сразу вышли на улицу, а всю неделю атаковали свои банки, требуя, чтобы им разрешили платить меньше. Банки и сами не заинтересованы банкротить клиентов, ведь в этом случае им вместо денег достанется квартира, находящаяся в залоге. На рынке недвижимости предложение уже давно превысило спрос и цены на жилье снижаются не только в валюте, но и в рублях. Массовый выход на рынок «залоговых» квартир только сильнее обрушит цены. Банки готовы идти на компромисс с клиентами, но хотят рано или поздно получить свои деньги обратно. Вернее, даже не свои деньги, а чужие, поскольку банки валюту не печатают, а сами занимают, и тоже под проценты. Поэтому принять от клиентов вместо условно выданных 100 тыс. долларов только 60 тыс., как те предлагают, банк не может, так как, в свою очередь, уже должен вкладчикам 105 тыс. долларов. Оплата по фиксированному курсу приведет к дыре в балансе банка.

Загнали себя в эту ловушку банки и заемщики совместными усилиями. Последние брали кредит не в той валюте, в какой получали доход. А банки охотно давали валютные займы людям, которые при колебании валютного курса становились неплатежеспособными, рассчитывая на то, что их будущие квартиры станут хороши залогом, как будто не могли предвидеть кризисного падения цен. У заемщика же соблазн заплатить меньше был слишком велик. Проценты по валютной ипотеке всегда оставались значительно более низкими, чем по рублевому займу на покупку жилья. Рубль, более дорогой в качестве инструмента кредитования, но долгие годы остававшийся относительно стабильным по отношению к доллару, вызывал нежелание платить «лишние» проценты. Валютные заемщики брали на себя риск в надежде сэкономить, и долгие годы многим это удавалось. Теперь, когда риск не оправдался, они предлагают перенести издержки на банковский сектор или государство. Между тем по итогам 2015 года прибыль российских банков составила 192 млрд рублей, сократившись втрое по сравнению с 2014-м. А если учесть, что прибыль Сбербанка, проводящего массу обязательных платежей и пенсий, за 2015 год равнялась 236 млрд рублей, то получается, что вся остальная банковская система сработала с убытками. Поэтому повесить на банки дополнительные расходы невозможно: проблему валютных заемщиков это не решит, а приведет только к коллапсу в финанс