Индикаторы
ДЕЛОВАЯ КОНЪЮНКТУРА

Население привыкает к ныркам курса рубля

Безработица стабилизировалась Неожиданный всплеск инвестиционного импорта в январе

Первые оценки положения дел в российской промышленности в феврале показали снижение как индекса оптимизма, так и индекса прогнозов, сообщил Институт экономической политики им. Е. Т. Гайдара. Причем оба индекса опустились до худших значений со времен кризиса 2008–2009 годов за счет снижения всех входящих в них исходных показателей. Предприятия всё пессимистичнее оценивают стабильность ситуации в отрасли и не ожидают отрыва от дна кризиса.

Прогнозы занятости потеряли за месяц семь пунктов и опустились до межкризисного минимума (худшие ожидания регистрировались только в 2009 году). Прогнозы спроса снизились на шесть пунктов, но пока не достигли худшего межкризисного уровня, зарегистрированного в январе 2015-го.

Если промышленное производство потеряло за прошлый год лишь 3,4% объема, то конечные внутренние покупки адаптационный спад затронул гораздо сильнее. В рознице они сжались на 10% год к году, инвестиции в основной капитал — на 8,4%. Причина — в своего рода структурном импортозамещении. Спрос сместился с сторону продовольствия и прочих текущих потребностей, которые обычно всегда и везде в большом объеме удовлетворяются местным производством, которое адаптация затронула не так болезненно.

Соответственно, зарплата упала почти так же, на 9,5% год к году, пенсия оказалось недоиндексированной на 3,8% (индекс потребительских цен год к году составил 15,5% при индексации на 11,9%). Правда, сокращение реальных доходов за 2015 год Росстат оценил в 4%, возможно, учтя в них курсовую переоценку валютных активов населения.

В январе эти тенденции в основном продолжились. Зарплата (с поправкой на рост цен) к январю прошлого года упала еще на 6,1%, хотя и тогда уже была на 8,4% меньше, чем в январе 2014-го.

Но в одном отношении разворот тенденций в экономике домохозяйств все же наблюдался. Сжатие розничных покупок в январе в годовом сопоставлении было самым скромным за предыдущие 12 месяцев — минус 7,3%, тогда как в декабре, например, частное потребление упало вдвое больше: на 15,3% к декабрю 2014-го. Понятно, что в обоих случаях сыграл эффект базы — ажиотажной в конце 2014 года и вялой в начале 2015-го, но и цепной сезонно скорректированный индекс указывает на рост покупок в январе. Это, видимо, стало следствием очередной потребительской паники в виде реакции на крутое пике рубля. С другой стороны, на фоне предыдущих паник («крымской» в марте—апреле 2014-го и «нефтяной» в конце того же года) реакция населения на очередной скачок курса была уже практически малозаметной: устали и привыкли.

Темп сжатия инвестиций в начале года остался таким же, как в декабре  и как за 2014 год в целом — минус 8,4%. Однако и здесь есть нюанс (или статистический артефакт?): объемы строительства прошли дно и даже, возможно, слега оттолкнулись от него. Это может быть связано с объемами жилищного строительства, которые до сих пор оставались весьма высокими. Прошлый год по метражу введенных домов уступил лишь 0,5% рекордному 2014-му с результатом 83,8 млн кв. м.

По оценкам ЦМАКП, инвест