Персидский торг не уместен

Русский бизнес Надежды нашего ВПК на многомиллиардные контракты с Ираном тают буквально на глазах

Еще до вылета в Москву министра обороны этой страны Хосейна Дехгана в Тегеране всячески давали понять, что торг с Россией идет сложно и на скорый результат рассчитывать не стоит. Так, в ответ на наше предложение о поставках танков Т-90 командующий сухопутными войсками Ирана Ахмад-Реза Пурдастан прямо заявил, что его страна не нуждается в этой технике. И это при том, что еще два месяца назад он же говорил о «высоких боевых качествах» Т-90 и даже направил к нам группу экспертов для оценки боевых качеств этих танков. «Генштаб Вооруженных сил Ирана хотя и объявил, что Т-90 будет отдано предпочтение при закупках, но, исходя из возможностей страны, приобретение этих танков в настоящее время исключено. Мы хотим производить бронетехнику самостоятельно, что с успехом и делаем», — сообщил Пурдастан. Эту тему неожиданно подхватил и министр Дехган. По его словам, Иран уже разработал проект нового танка «Карар», «который, может быть, и не лучше Т-90, но уж точно ничем не хуже».

Такое поведение накануне официального визита явно идет в разрез с дипломатическими правилами. Но только не для Ирана. Эта страна не без оснований полагает, что Россия как минимум дважды повела себя с ней не по-партнерски. Первый раз — в конце девяностых, когда мы, следуя договоренностям с США, решили (но только на словах) заморозить военно-техническое сотрудничество (ВТС) с Ираном. А второй раз — в 2010 году, когда Россия проголосовала в Совбезе ООН за введение санкций против Ирана и даже ужесточила их в одностороннем порядке, отказавшись поставлять системы ПВО С-300. А раз так, то и ссылки на этикет здесь вроде как неприменимы.

Тем не менее эту неловкую ситуацию в Тегеране все же попытались исправить. Замкомандующего сухопутными силами Ирана Кьюмарз Хейдари заявил, что Тегеран «пока что не отказался от идеи закупить российские Т-90, но рассчитывает на передачу технологий их производства». Это обязательное условие, без его выполнения подобные сделки невозможны. В ответ на этом замгендиректора Уралвагонзавода Алексей Жарич тут же сообщил о готовности организовать лицензионное производство Т-90 в Иране. Но никаких договоренностей по этому вопросу достичь не удалось. Более того, по итогам переговоров Дехгана с вице-премьером Дмитрием Рогозиным вообще не было подписано ни одного серьезного оружейного контракта. Правда, сами иранцы говорили, что обсуждение пакета соглашений на сумму 10 млрд долларов только началось, а сами контракты — впереди. В частности, Иран намерен взять пору дивизионов С-400, крупные партии истребителей Су-30 и вертолетов Ми-17, ракетные комплексы «Бастион» и дизельные подлодки. Причем иранцы хотят, чтобы производство почти всей этой техники было развернуто у них в стране. А в случае с Су-30 были бы проведены еще и совместные конструкторские работы по созданию его иранской модификации. То есть, по сути, Иран стремится выйти на тот же уровень ВТС, который у России достигнут с Индией. Но в отличие от Индии Иран не готов платить сейчас — он хочет получить все оружие в кре


spam@petrov.vodka