Тяжелый пассажир

Экономика и финансы / ВНЕШЭКОНОМБАНК Новому председателю Внешэкономбанка Сергею Горькову досталось незавидное наследство. Парализованный гигантскими убытками, запутавшийся в специальных и обычных проектах финансовый институт требует кардинального реформирования

За год с лишним до истечения своего второго пятилетнего контракта отправлен в отставку бессменный председатель госкорпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» 62-летний Владимир Дмитриев. По представлению главы правительства на его должность президентом страны назначен 47-летний Сергей Горьков, освободивший должность заместителя председателя правления Сбербанка по международному бизнесу.

При той плотности наката на ВЭБ, который шел по нарастающей начиная с прошлого августа и имевший кульминацией раздраженную тираду Владимира Путина в послании Федеральному собранию в декабре (президент, напомним, устроил разнос институтам развития, некоторые из которых «превратились в настоящую помойку из плохих долгов») — сохранение Дмитриевым своего поста было маловероятным. Ровно поэтому столь же маловероятной была мобилизация его преемника из числа топ-менеджеров ВЭБа, хотя в шорт-листе наблюдателей некоторое время фигурировали первые зампреды госкорпорации Петр Фрадков и Михаил Полубояринов. Фактически выбор у руководства страны был невелик: на пост главы банка мог быть направлен кто-то из высоких чиновников экономического блока правительства либо из топ-менеджмента госбанков, как и случилось. Собственно, прецеденты уже были. Сам Дмитриев был назначен главой ВЭБа в далеком 2004 году с поста зампреда ВТБ.

Положение банка сегодня действительно трудно охарактеризовать иначе, как отчаянное. Гигантские убытки — 250 млрд рублей по итогам 2014 года и еще 46 млрд за девять месяцев прошлого года при капитале 327 млрд рублей — фактически парализовали его деятельность. Уже несколько месяцев в правительстве идут напряженные дискуссии о схемах докапитализации ВЭБа на общую сумму до полутора триллионов рублей. Окончательное решение пока не выработано, но очевидно, что вливания государства в капитал банка в той или иной форме, в том или ином объеме будут в этом году произведены. Раз уж вопрос об упразднении госкорпорации (а в экспертном сообществе обсуждались даже такие крайние варианты) снят с повестки дня. 

Безотказный кредитор

Не менее очевидно и то, что требует кардинальной перезагрузки и функционал, и бизнес-модель, и схема управления Внешэкономбанка. Деятельность ВЭБа с первых же месяцев жизни в ранге госкорпорации развития чем дальше, тем больше распадалась на две части. Первая часть кредитного и инвестиционного портфеля укладывалась в меморандум и базовый функционал банка развития, проходила все стадии необходимой экспертизы и расчетов финансово-экономической модели и, как правило, обслуживалась удовлетворительно. Вторая часть — так называемые спецпроекты из самых разных сфер деятельности, порой лежащих далеко за пределами родового функционала банка, которые поручались ВЭБу независимо от результатов каких бы то ни было экспертиз. Фактически навязывание ВЭБу спецпроектов правительством оказывалось возможным благодаря необычной модели управления банком развития, автором которой был один из его отцов-основателей экс-премьер-министр Ми