Путем поглощения большего срока меньшим

Специальный доклад
СДЕЛАНО В РОССИИ
«Эксперт» №11 (979) 14 марта 2016
Товарная структура российского экспорта в прошлом году стала чуть менее сырьевой. Но лишь потому, что стоимость энергетического экспорта падала быстрее других
Путем поглощения большего срока меньшим

Внешняя торговля нашей страны оказалась в эпицентре нынешнего кризиса. Стоимость российского экспорта в прошлом году рухнула на треть, до 340 млрд долларов, и это после пятипроцентной просадки по итогам 2014 года. Виной тому снижение цен на основную нашу экспортную номенклатуру, прежде всего на углеводороды и металлы. Физический объем экспорта при этом даже немного вырос (+1,6%). Любопытно, что почти 40-процентный провал импорта примерно поровну определили ценовой фактор и фактор сжатия ввоза в натуре.

Разбежка темпов сжатия экспортных поставок по странам чрезвычайно велика. Здесь предсказуемо лидирует Украина: стоимость российских товаров, поставленных туда, сократилась в прошлом году почти наполовину. А вот поставки в США, несмотря на непростой период в политических отношениях наших стран, уменьшились лишь немногим более чем на 10%.

Но самое интересное, конечно, то, что происходило с товарной структурой экспорта. Сухие сводки Росстата свидетельствуют, что стоимость поставок машин и оборудования снизилась всего на 3,9%, при том что экспорт минеральных продуктов — именно внутри этой товарной группы «сидят» энергоносители — сжался по причине отвратительной ценовой конъюнктуры почти на 38%.

Строго говоря, происходило не замещение углеводородного экспорта несырьевым (НСЭ), а просто сжатие последнего оказалось более медленным. В результате доля энергетического экспорта (сырая нефть, нефтепродукты и природный газ) по итогам прошлого года опустилась до чуть более 58% против максимума в 67% в 2013 году.

К этому можно добавить и совсем попсовые манипуляции правительства со статистикой. Минэкономразвития с подачи Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института (ВНИКИ) считает несырьевой экспорт совсем лукаво, включая туда нефтепродукты, электроэнергию, удобрения, металлы, то есть товары, отстоящие от ископаемого сырья хотя бы на один шаг в производственной цепочке. Если считать так щадяще, то объем НСЭ в прошлом году превысил объем сырьевого и составил 187 млрд долларов против 158 млрд, подсчитали специалисты Центра международной торговли Москвы. Согласно данной методике, за 2015 год несырьевой экспорт снизился на 27% по сравнению с 2014-м, тогда как сырьевой сократился на 35,5%.

Однако в правительственной дорожной карте по поддержке экспорта фигурирует более вменяемый агрегат: экспорт промышленной продукции высокой степени обработки (ППВСО). Доля экспорта такой продукции находится сегодня в пределах 10% товарного экспорта.

В 2015 году доля ППВСО — если судить по публикуемой Росстатом позиции «экспорт машин, оборудования и транспортных средств» — снижалась даже в текущих долларах, во всяком случае до середины года. То же можно сказать и о наиболее однозначно воспринимаемых статьях в данной товарной группе — экспорте легковых и грузовых автомобилей, отчет о котором публикуется и в (более объективных) штуках. Экспорт легковых машин снижался весь прошлый год, сжавшись к концу года примерно до половины от максимумов 2008-го — 7 тыс. штук