До развития не добрались

Экономика и финансы / Фондовый рынок Банк России так и не освоился в роли регулятора финансового рынка — хотя по большому счету от него требуются лишь две вещи: четкая стратегия развития с внятными целями и реальная, последовательная защита инвесторов и потребителей финансовых услуг
Игорь Шапошников

Взявшиеся буквально из ниоткуда компании, не имеющие никакого отношения к «Газпрому», получают контроль над его «дочкой» — «Газпром газораспределение Нижний Новгород». Контроль передается очень просто — с помощью допэмиссии. Миноритарные акционеры нижегородской компании попросили Банк России не регистрировать решение об этом дополнительном выпуске акций — ведь компания и ее мажоритарные акционеры не исполняют Закон об акционерных обществах, не выставляя обязательную оферту для мелких инвесторов (подробнее о конфликте акционеров облгазов «Эксперт» уже писал, см. «Как напугать “Газпром”» в № 36 за 2014 год). Однако в марте этого года Банк России спокойно зарегистрировал решение о допвыпуске акций, несмотря на то что по закону не должен был этого делать. И это лишь один из примеров того, как своеобразно Банк России понимает защиту инвесторов и акционеров.

«В последние месяцы регулятор начал отзывать выставленные предписания и отказываться от исков, — рассказывает управляющий директор консалтинговой компании Myriad Rus Александр Клименко. — На вопросы миноритарных акционеров в ведомстве отвечают, что не собираются вмешиваться в хозяйственную деятельность общества и нарушать государственные интересы. Предлагают самостоятельно идти в суд. Мы и идем, но хотелось бы поддержки от госоргана, который по закону должен заниматься защитой прав акционеров». В Myriad Rus констатируют, что в целом Банк России, играющий роль регулятора финансовых рынков, стал более закрытым и бюрократическим. «Непонятно, как при наличии реальной власти можно допустить, скажем, ситуацию с облгазами, при которой регулятор выносит “Газпрому” предписания, но добиться их исполнения не может, — удивляется предправления УК “Арсагера” Василий Соловьев. — Когда мы судились с “Газпромом” по поводу невыставления оферты, представители регулятора не захотели участвовать в качестве третьего лица и не пришли на суд».

Инвесторы, профучастники рынка и эксперты, которых мы опросили, сходятся в том, что действия Банка России на финансовом рынке не имеют четкого вектора. Потребители финансовых услуг не чувствуют себя защищенным, а профучастники не понимают, как дальше будет развиваться финансовый рынок, — так как четкой концепции развития регулятор так и не предложил. Может показаться, что ощущения вовсе не главное там, где царят цифры. Однако, на самом деле, на фондовом рынке как раз ощущения крайне важны. От регулятора ожидают прежде всего решительности и справедливости. Не секрет, что образцом регулятора финансового рынка является американская Комиссия по ценным бумагам, SEC. Ее репрессивная мощь действительно впечатляет: только за 2015 фискальный год SEC вынесла 807 предписаний и получила штрафов на 4,2 млрд долларов. SEC не боится вмешиваться ни в чьи хозяйственные интересы: например, не далее как месяц назад комиссия оштрафовала на 80 млн долларов мирового гиганта Monsanto за искажение информации о прибыли. Поплатились и три топ-менеджера, а гендиректор и финансовый директор не пострадали лишь