Генератор инноваций

Спецпроекты
ульяновская область
«Эксперт» №13 (981) 28 марта 2016
Ульяновскому наноцентру менее трех лет. Однако некоторые разработанные в его стенах технологии уже разошлись за пределы России
Генератор инноваций

В феврале этого года федеральная Ассоциация кластеров и технопарков при экспертной поддержке корпорации Intel объявила результаты пилотного проекта по оценке эффективности 14 российских технопарков. Ульяновский наноцентр Ulnanotech вошел в число лидеров.

Место воплощения идей

Ульяновский наноцентр Ulnanotech (ООО «Ульяновский центр трансфера технологий») был открыт в Ульяновской области в августе 2013 года. На площадях 6 тыс. кв. м, построенных на деньги областного бюджета в индустриальном парке «Заволжье», сейчас разместились десять технологических компаний и около ста стартапов. Некоторые из разработанных ими технологий уже действуют в России и за ее пределами. Сегодня площади центра не вмещают всех желающих. Поэтому в этому году в Ульяновской области начнется строительство второй очереди наноцентра.

Ульяновский наноцентр — это второй из 14 наноцентров, созданных в России Фондом инфраструктурных и образовательных программ (входит в группу «Роснано»). Основные специализации наноцентра — генетическая диагностика, новые технологии в строительства, альтернативная энергетика, микроэлектроника, композитные материалы и др.

Ключевой задачей наноцентра является развитие технологического предпринимательства: поиск перспективных команд и технологий, создание стартапов, которые будут заниматься продвижением нового продукта на рынок (коммерциализация), экспертиза и консалтинг, предоставление в аренду специализированного оборудования. Фактически наноцентр является инфраструктурой, которая имеет доли участия в технологических компаниях — отдельных юридических лицах, являющихся носителями инновационных технологий.

Своим резидентам наноцентр предоставляет четыре основных вида поддержки. Первое — финансирование их разработок, в том числе с привлечением соинвесторов, когда это необходимо. Второе — предоставление готовой инфраструктуры в виде здания и комплекса находящегося там лабораторного оборудования и оборудования для опытного производства. Третье — это бизнес-менторство, помощь в управлении и менеджменте. Четвертое — административная поддержка инновационных бизнес-проектов на федеральном и региональном уровне.

Тест на пригодность

Примерами проектов наноцентра являются разработки технологической компании «ТестГен» в области генетических тестов для диагностики беременных женщин и выявления онкологических заболеваний.

Первые две технологии — «Тест-RHD» (для определения резус-фактора плода) и «Тест-SRY» (для неинвазивного определения пола плода) — уже разработаны, запатентованы и одобрены к применению в медицинских целях. «Мама на достаточно ранних стадиях беременности — на десятой неделе — сдает кровь из вены и с вероятностью 99 процентов получает информацию о том, каков пол будущего ребенка и какой у него резус-фактор. Определение пола в большинстве случаев выполняется для получения приятной информации родителями, а определение резус-фактора имеет медицинскую значение, так как позволяет своевременно проводить профилактику резус-конфликта», — объясняет генерал

Сегодня мы создаем новые рынки

О развитии в области новой экономики, основанной на инновациях, “Эксперту” рассказал генеральный директор Ульяновского наноцентра Ulnanotech Андрей Редькин

— Что представляет собой инновационная система Ульяновской области?

— За последние пять-семь лет инновационная система Ульяновской области кардинально изменилась. В этот период регион запустил механизмы инновационного развития: агентства, технопарки, инкубаторы. Они создавались при университетах, правительстве, были и небольшие частные фирмы. Они работали каждый сам по себе, иногда эффективно, иногда нет, друг друга знали мало, и в то время единого вектора инновационного развития у них не было. Проект наноцентра тоже стартовал шесть лет назад, а в последние три года началась активная деятельность, что отчасти способствовало изменению представления региональной власти об инновационном развитии.

Тогда же в Ульяновской области началось масштабное привлечение промышленных инвесторов — преимущественно подразделений крупных международных компаний. Инновационный и инвестиционный процессы шли рядом. Возникло понимание, что производство инноваций и технологий на системной основе с их последующим внедрением в производственный цикл — это мощный фактор создания добавленной стоимости в экономике региона. В силу этих обстоятельств региональное правительство решило упорядочить инновационный процесс и стало работать в трех направлениях. Во-первых, начали заниматься оценкой эффективностью ранее созданных в регионе разрозненных инновационных структур, выставлять им KPI (ключевые показатели эффективности), чтобы интегрировать их в единый вектор развития. Во-вторых, внешним инвесторам стали предлагать размещать не только производства, но и создавать R&D (research and development) центры, чтобы вести исследовательские работы по развитию бизнеса непосредственно в области. В-третьих, команда губернатора вплотную занялась созданием достойных условий обитания для людей, приезжающих работать на предприятиях и в исследовательских центрах новой экономики. И сегодня мы видим, что региональная инновационная система начала жить по-новому.

— Как вы оцениваете возможности области по созданию новой экономики, основанной на знаниях?

— В мире есть порядка пятидесяти территорий, которые строят у себя экономику, основанную на знаниях. Например, Кремниевая долина. В Европе это сеть ELAt — триада из регионов Эйндховен, Левен и Ахен. Подобные территории развиваются в Израиле и Австралии. За последние десять-двадцать лет они запустили у себя экономику, основанную на инновациях. Их всех характеризует главное — компании, которые там находятся, тратят существенный процент своей выручки на исследования. Такая территория создает новое знание, которое применяется на месте, как пилот, а дальше распространяется на весь мир, на чем и зарабатывают эти компании, а территория бурно растет. Это мы и предложили попробовать. По приглашению губернатора нас посетили несколько команд с таких территорий. Они подтвердили, что в Ульяновской области это возможно. Но это непростая задача. 

— Что это даст региональной экономике? 

— Высокую добавленную стоимость и рост ВРП. Одно рабочее место в экономике знаний создает вокруг себя, по разным исследованиям, от четырех до семи других рабочих мест, которые обслуживают это место. Например, ветроэнергетика в Германии — это 10–15 тысяч рабочих мест с оборотом в несколько десятков миллиардов евро. Если внутри сегментировать этот рынок, это 10–15 процентов рабочих мест с высокой добавленной стоимостью, на них приходится 80% всех доходов. Остальное — те, кто их обслуживает: производственные участки, сервисы и так далее. 

— А какова будет роль наноцентра в этой новой экономике? 

— Мы создаем экосистему, работаем в международной кооперации, привлекаем самые современные технологии. В кооперации с мировыми партнерами дорабатываем их дальше. Наноцентр становится инновационной составляющей, основой для новой экономики региона. Здесь располагается ядро, где проходит исследования, разработки, а созданные тут технологии применяются во всем мире. Уже сегодня все помещения наноцентра заполнены. Наблюдается поток компаний, которые хотят работать у нас, и мы строим второй корпус. Внутри наноцентра сформировалась экосистема компаний, у них стали возникать совместные проекты. Пришли инвесторы: «Сколково», фонд Бортника, появились первые региональные предприниматели, которые вместе с резидентами наноцентра осуществляют проекты. Вторая экосистема — региональные инновационные структуры. С ними у наноцентра появились совместные проекты. Сегодня к нам стала подключаться индустрия новой экономики таких компаний, как DMG Mori, Schaeffler, Bridgestone. Позиция наноцентра в инновационной системе новой экономики — это venture building, то есть продвижение и коммерциализация стартапов. Поэтому он становится интегратором этого процесса, участниками которого являются власть, сами стартапы, университеты, индустрия. Индустрия для нас обязательна, мы ни в коем случае не собираемся от нее отказываться. Наноцентр строит компании для глобального рынка, опираясь на рассмотренную выше локальную экосистему. Сейчас мы занимаемся созданием новых рынков и развитием существующих. Здесь не надо никого догонять, надо найти нишу, где можно быть первыми.

— Расскажите о перспективных проектах наноцентра. 

— У нас много разных проектов, один их них — ветроэнергетика. Причем речь идет о машинах мультимегаваттного класса. Для этого пришлось, используя ресурсы федеральной власти, изменить нормативные документы, которые регулируют механизмы поддержки подобных проектов. Мы прошли большой путь с производителями оборудования, вендорами, подключили энергетическую компанию «Фортум», чтобы они посмотрели на регион, как на площадку для пилота. «Фортум» вложил 65 миллионов евро (около пяти миллиардов рублей) в строительство на территории Ульяновской области ветроэлектростанции мощностью 35 мегаватт, и мы совместно с партнерами и двумя другими наноцентрами сети «Роснано» — «Техноспарк» в Троицке и «Сигма» в Новосибирске — сопровождаем этот проект. Это наш первый эксперимент, когда мы собираем не конкретную компанию, а пытаемся создать целый рынок. Через генерирующие компании выстраиваем всю цепочку добавленной стоимости на рынке, от R&D и производства компонентов до конечных потребителей. Мировые производители оборудования Legrand, Schaeffler, Hempel в своем портфеле имеют такие компоненты, но сегодня они не производят их в Ульяновской области. Однако некоторые из таких компаний готовы их производить и делать сервис в регионе, если в нем будет такой кластер.

Если проект получится, будут построены ветропарки гораздо большего размера. Появляется заказчик для заводов, которые производят лопасти, башни, трансформаторы, композитные материалы и так далее. Тогда для ветропарков будет целесообразно производить компоненты не за рубежом, а в Ульяновске. Ветропарки продают электроэнергию на рынке, но также требуют обслуживания. Вот так строится новый рынок и финансируются рабочие места.

— Есть ли другие аналогичные проекты, которые подразумевают создание новых рынков?

— Мы сейчас разрабатываем другие проекты, связанные с медицинской диагностикой, e-health, транспортом будущего. В России пока нет рынка современной функциональной медицинской диагностики — неинвазивной. Например, это жидкая биопсия, когда по анализу человеческой жидкости, точнее циркулирующей в ней ДНК, на самой ранней стадии определяется наличие или отсутствие раковых клеток. Для формирования этого рынка требуются регуляторные изменения на федеральном и региональном уровне. Источник финансирования — перераспределение средств ОМС и ДМС.

— Реализации всех проектов наноцентра предполагает инфраструктуру для работы и длительного проживания большого количества квалифицированного и не далеко не всегда дешевого персонала. Что делается в этом направлении?

— Реализация планов развития наноцентра предполагает строительство рядом с ним экосистемы большого размера, у нас есть проект с рабочим названием «Технокампус». Мы хотим предложить участникам наших проектов район с особенной экосистемой. Это территория, на которой будут сконцентрированы два направления. Первое — это прикладные научные знания, то есть университеты, институты, R&D-центры. Второе направление — инфраструктура, чтобы из этих знаний начинать делать бизнес: инкубаторы, офисы инновационных компаний. В нее входят здания, инженерная система, готовые лаборатории, пилотные производства, подключенные к социальной экосистеме: конференц-залы, переговорные, кафе, медицинский центр, фитнес-центр и тому подобное — все, что людям надо для комфортной работы. «Технокампус» — это компактное социальное и рабочее пространство в несколько десятков гектар, все в пределах пешей доступности от объектов. Частный девелопер строит жилой район, не пафосный городок, а нормальное, доступное жилье: таунхаусы, отдельные дома. Стремимся, чтобы цены были ниже рынка. Квартиры можно будет либо покупать, либо брать в аренду.