Литературная полиция XXI века

Культура / Книги На смену книжным критикам старой формации идет новое поколение авторов, рефлексирующих по поводу прочитанных ими текстов, не стесненных никакими правилами и умеющих обратиться к читателю напрямую
ЕВГЕНИЯ НЕЧАЕВА

На прошлогодней книжной ярмарке Non/fiction писатель и телеведущий Александр Архангельский на встрече c читателями в ответ на просьбу высказать свое мнение о книге Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза» смог охарактеризовать только ее первые страницы, пояснив это следующим образом: «С тех пор как я перестал быть литературным критиком, к счастью, у меня нет необходимости дочитывать книги до конца». Из этого высказывания можно выделить как минимум один из признаков критика — это тот, кто дочитывает книги до конца.

Дочитать до конца не такая простая задача, какой она может показаться на первый взгляд. Даже для профессионального читателя. Как следует из справочника «Отечественная фантастика и фантастиковедение», в прошлом году только в России вышло 1665 печатных публикаций в жанре фантастики и примкнувшей к нему фэнтези. В том числе 633 романа, изданных отдельными книгами. Отклик критического и литературоведческого цеха на этот поток, за исключением коротких рецензий, исчерпывается сорока тремя наименованиями, причем большая часть из них посвящена не новейшим текстам, а тем, у которых уже сложилась устойчивая репутация. И если, к примеру, кто-нибудь решится составить максимально полное представление о происходящем в этом жанре только в прошлом году, от него потребуется поглощать в течение всего года, по самым приблизительным подсчетам, не менее полутора тысяч страниц в день. Если в семидесятых годах при не слишком высоком разнообразии печатных изданий все важнейшие публикации обсуждались в прессе и, согласно исследованиям Льва Гудкова, 12% всех публикаций рецензировались, то у концу девяностых этот показатель снизился до 0,02–0,05%.

Критик, как и читатель, вынужден быть избирательным. Критиков, которые были бы в состоянии получить максимально полное представление о текущем литературном процессе, просто не существует. Это свыше человеческих возможностей. Данный факт вынужден признать даже Дмитрий Быков, который год демонстрирующий сверхпроизводительность и невероятную эрудицию как на страницах своих книг и статей, так и в еженедельном эфире радиопрограммы «Один» («Эхо Москвы»). Там он в течение в двух часов отвечает на вопросы радиослушателей, которые то и дело спрашивают его мнение о том или ином авторе. И Быкову не всегда есть что сказать. Имя еще одного книжного марафонца — Николая Александрова также связано с радио «Эхо Москвы». Ни на что не претендуя, он больше пятнадцати лет в ежедневном режиме выпускает программу «Книжечки». Возможно, что именно для большей части аудитории он канонизировал форму краткого критического отзыва, которые умещает в себе поверхностные сведения о содержании книги и субъективную оценку критика.

«Я люблю, когда автор словно берет меня за руку и ведет за собой в мир, полный загадок и тайн, где нужно добраться до конца книги, чтобы получить ответы на все заданные вопросы»

 

Несколько критиков, которые были готовы бросить вызов нескончаемому книжному потоку, сошли с дистанции. В первую очередь это не так давно покинувший