О запоздалом подходе к снаряду

Разное Следственный комитет России сообщил, что расследование так называемого «основного дела ЮКОСа», идущее с марта 2003 года, дало новые результаты
Фото: Эксперт

По словам генерала Маркина, СКР скоро докажет, что Ходорковский и другие главные акционеры ЮКОСа завладели акциями компании мошенническим путём. «Это как раз тот случай, когда “все всё знали”, но доказать не могли», — поясняет генерал. Тринадцать лет не могли, а теперь вот-вот смогут. Что привело к такому позднему прорыву, не очень ясно. «Интерфаксу» неофициально рассказали, что некий реестр акционеров, содержавшийся на одном из юкосовских компьютеров, был в устаревшем формате, и лишь в конце прошлого года его удалось переписать в формате современном, а потом проанализировать, — эта история и годится разве что для неофициальных рассказов; всерьёз её воспринять нелегко. Все же конкретные детали, рассказанные за последние дни генералом Маркиным (про выигравшее аукцион пустое юрлицо «Лагуна», про оплату акций бюджетными деньгами и прочее), известны даже не тринадцать, а и все двадцать лет — со времён гомерического скандала, сопроводившего продажу нефтяного гиганта. Решительно отброшенный тогда от лакомого актива Инкомбанк был никак не ягнёнком и свою точку зрения сумел донести до публики — а с ней, кажется, чуть не все повторяемые сейчас Маркиным детали. Спрашивается, в таком случае, на какой эффект рассчитаны нынешние заявления СКР.

Как ни странно, но очевидный эффект есть только у забавной истории про новые находки на давно изъятом винчестере. Это борьба со сроком давности. По действующим нормам срок этот можно исчислять не с момента совершения преступления, а с момента, когда о преступлении стало известно; в данном случае с того недавнего дня, когда компьютерщикам СКР удалось прочесть какой-то там реестр. Стало быть, «основное дело ЮКОСа» можно не закрывать в связи с многократным истечением всех сроков давности, а спокойненько продолжать расследовать (кстати, чуть раньше ТАСС сообщал, что срок следствия по этому делу продлён до июня). Зачем продолжать расследовать — вопрос отдельный, и неочевидно, что он находится в компетенции СКР; но раз уж почему-либо решено продолжать, то высокому начальству следует время от времени показывать, что следователи не баклуши бьют, а энергично роют землю. Вот это Маркин, собственно, и продемонстрировал. Удачно ли, нет ли, судить не мне, но попытка наверняка засчитана.

Хуже с эффектами вне сферы внутривластных отношений. Так, комментаторы почти единодушно считают, что новые открытия Следственного комитета не смогут сколько-нибудь заметно повлиять на ход разбирательств вокруг 50 миллиардов долларов, которые Россия по решению Гаагского суда должна выплатить экс-акционерам ЮКОСа. Во-первых, просто поздно. Никакие заявления следователей никогда и никого не делают преступниками. Для того чтобы судьи — в Гааге ли, где окружной суд рассматривает жалобу РФ на решение о выплате этой дикой суммы, в Вашингтоне ли, где истцы аккуратно выстраивают юридические условия для ареста российских активов, в любом ли другом месте — хотя бы услышали, что истцы не заслуживают компенсаций, ибо они не экс-владельцы компании, а мошенники, за