Ростовщики умерят аппетиты

Повестка дня На прошлой неделе вступил в силу ударный пакет поправок к микрофинансовому законодательству

Долгие годы российский рынок микрофинансирования рос как на дрожжах и при этом был предоставлен самому себе: простая обязанность передавать регулярную отчетность в Федеральную службу по финансовым рынкам, которую многие к тому же игнорировали, никак не ассоциировалась с контролем. В конце 2013 года рынок МФО был передан в руки ЦБ. С тех пор он увеличился вдвое: если по итогам 2013-го портфель микрозаймов МФО составлял порядка 36 млрд рублей, то сейчас можно встретить оценки в 60–63 млрд. Бизнес МФО оказался почти нечувствителен к кризису, подкосившему розничное банковское кредитование, — неудивительно, что многим он показался крайне привлекательным. Правда, получилось не у всех: сегодня в реестре Банка России более 7 тыс. МФО, из которых действующих — немногим более 3,5 тыс. Первое, что ожидает микрофинансистов, — все они будут переведены в разряд микрокредитных организаций. В этом статусе им запретят привлекать средства рядовых граждан или выпускать облигации, а также ограничат сумму займа физлицам 500 тыс. рублей. В течение года участники рынка смогут вернуть себе статус микрофинансовых организаций, а также доступ к деньгам физлиц (не менее 1,5 млн рублей от одного человека) и право выдавать займы до 1 млн рублей, но для этого они должны иметь капитал не менее 70 млн рублей и соответствовать ряду других требований ЦБ. По прогнозам СРО «МиР», воспользоваться этой возможностью захочет не более 150–200 компаний, остальные же продолжат работать как микрокредитные организации, довольствуясь средствами учредителей, банковскими кредитами и собственным доходом. Другая важная новация: будет ограничена сумма процентов по займу физлицам на срок менее года. Она не должна превышать сумму основного долга более чем в четыре раза. А вот размер займа, который МФО смогут выдавать индивидуальным предпринимателям, наоборот, увеличится с 1 до 3 млн рублей, что логично, учитывая изначальный смысл микрофинансирования: кредитовать мелкий бизнес, отрезанный от банковского финансирования. Наконец, частные инвесторы, вложившие деньги в МФО, получат возможность первыми истребовать свои деньги при банкротстве организации — раньше, чем ее работники и другие кредиторы. Можно только пожелать ЦБ удачи: регулировать 3,5 тыс. подопечных — задача не из легких. У ФСФР не хватало рук, чтобы справится и с парой тысяч. К тому же остается нерешенной проблема нелегальных МФО —так называемых черных кредиторов. Так, СРО «МиР» за последний квартал передала в Генпрокуратуру более сотни обращений по нелегальным кредиторам. Свои идеи, как бороться с серыми ростовщиками, есть у Банка России: «Яндекс» разработал для регулятора систему, которая в автоматическом режиме будет находить в интернете сайты нелегальных кредиторов и передавать информацию о них в правоохранительные органы.