Не взлетим, не поплаваем

Русский бизнес
Новости
«Эксперт» №15 (983) 11 апреля 2016
Вокруг плавучего космодрома «Морской старт» разгорается новый крупный скандал
Не взлетим, не поплаваем

Неожиданно для всех участников проекта корпорация Boeing решила запретить «Роскосмосу» продажу доли в этом активе и подала соответствующее заявление в суд штата Калифорния с требованием вернуть ей долг 222 млн долларов. В конце прошлого года федеральный суд США уже выносил предварительное решение в пользу Boeing о взыскании с России этой суммы (и еще 133 млн долларов — с Украины). Но долги до сих пор не погашены. Парадокс в том, что рассчитаться с американцами можно только в случае продажи самого космодрома и операционной компании Sea Launch, которая находится в сложном финансовом положении и в последние два года вообще бездействует. А на эти активы появились реальные покупатели. По словам главы «Роскосмоса» Игоря Комарова, с потенциальным инвестором оформляются документы, но назван он будет только в конце апреля. Однако в СМИ уже появилась информация о том, что к проекту «Морской старт» проявил интерес совладелец авиакомпании S7 Владислав Филев, готовый вложить в него миллиарды рублей. Впрочем, переговоры проводились также с представителями Китая и целого ряда других стран.

Напомним, что «Морской старт» изначально задумывался как дешевая альтернатива наземным пусковым площадкам и предназначался для запуска украинских ракет «Зенит-3SL» с российскими двигателями РД-171. Для реализации этого проекта в 1995 году был создан международный консорциум Sea Launch, 40% которого принадлежало компании Boeing, 25% — РКК «Энергия», 20% — норвежской Aker Kvaerner, и еще 15% — украинскому КБ «Южное» и заводу «Южмаш». Акционеры рассчитывали, что с плавучей платформы Odyssey возле Острова Рождества в Тихом океане они смогут запускать десятки спутников в интересах операторов мобильной спутниковой связи — Iridium, Globalstar и пр. Но из-за развития сотовой связи и оптоволокна ставка на спутниковую связь провалилась. «Морской старт» был вынужден сосредоточиться на запуске тяжелых спутников для крупных корпоративных клиентов. Но и на этом рынке проекту не удалось обеспечить необходимую интенсивность запусков. Здесь серьезную конкуренцию «Зенитам» составили российские «Протоны», запускаемые с казахского Байконура, и французские Arian 5, стартующие с космодрома Куру во Французской Гвиане. В результате за первые десять лет работы плавучего космодрома начиная с 1999-го с него было выполнено всего 30 стартов, из которых удачными оказались 27. При этом даже в самые «урожайные» годы (2006 и 2008-й) было запущено всего по пять ракет, а в остальные годы одна-три, тогда как для рентабельности проекта было необходимо запускать не менее шести ракет в год. Не удивительно, что вместо прибыли у компании росли убытки и долги. В частности, в 2004-м Sea Launch привлекла 270 млн долларов, а в 2005-м — еще 200 млн долларов. Уже к 2009 году общая задолженность компании составляла почти миллиард долларов. И она объявила себя банкротом. Самый крупный на то время акционер Boeing спасать плавучий космодром не захотел. Поняв, что большого бизнеса не получилось, американцы выполнили свои обяза