О последствиях голландского референдума

Разное
«Эксперт» №15 (983) 11 апреля 2016
Кто заметнее всех проиграл по результатам референдума в Нидерландах, понятно: это Украина
О последствиях голландского референдума

Когда выяснилось, что референдум состоялся и что голландские избиратели выступили против ратификации соглашения между ЕС и Украиной, киевский режим получил жестокий удар. Технически никаких потерь Украина не понесёт: как известно, соглашение уже действует «во временном порядке» — и брюссельские чиновники наверняка сумеют длить эту временность сколь угодно долго. Зато моральные потери оказались весьма велики: ключевой миф второго Майдана — о том, что Европа полна желания принять замученную злобным соседом Украину в свою цветущую семью, — опровергнут при первом же столкновении с реальностью. В первый ведь раз спросили не европейское начальство, а самих европейцев (да не заштатных каких-нибудь, а коренных, страну из числа основателей единой Европы!), хотят ли они даже не вступления, а лишь ассоциации Украины с Евросоюзом, и сразу услышали отчётливое «нет». Теперь можно списывать понесённый афронт на кремлёвские козни (хотя какие у Кремля в Голландии козни?), можно даже, как британская Times в редакционной статье, утверждать, что голландцы проявили тупость, — полученную плюху уже не превратишь в неполученную.

Куда менее очевидно, кто в истории с референдумом выиграл. То есть в некотором-то смысле выиграли все люди доброй воли: голландские 61% «против» показывают, что могущество пропаганды всё-таки не абсолютно. Речь не только о неделях перед референдумом, когда большинство мейнстримных медиа в стране дружно уговаривали голосовать «за». Вспомним: именно в Нидерландах антироссийская пропаганда бывала чрезвычайно резкой — особенно после катастрофы «боинга», в которой погибло почти двести голландских граждан. Тогда не то что до конца, до начала всякого расследования первые полосы всех газет кричали, что самолёт сбили русские («Моего ребёнка убил Путин!») — и с тех пор тональность СМИ по отношению к Москве и к Киеву в общем не менялась. Если даже такого градуса и такой настойчивости пропаганда не очень-то убедила троих из каждых пяти реципиентов, значит, манипулирование общественным мнением (пока ещё) не так неотвратимо, как принято считать. Точнее, как во всех лагерях принято говорить, обличая пропаганду оппонентов.

Осязаемые же плюсы от референдума получили не все; по единодушному мнению комментаторов, в выигрыше оказались евроскептики; не только голландские, укрепившие свои позиции перед парламентскими выборами, и не только (через пролив) британские, получившие новые козыри к скорому плебисциту по выходу из ЕС, но евроскептики всех вообще стран Евросоюза. Соответственно, проиграли по итогам референдума управляющие ЕС структуры. Потому что голландцы голосовали, конечно же, скорее против Брюсселя, чем против не читанного ими соглашения с неинтересной им страной. Суть их протеста в кратких словах выглядела бы, думаю, примерно так: «Жизнь на глазах становится тяжелее; социальное государство надрывается и заметно деградирует; растёт безработица, особенно молодёжная; многие страны ЕС уже в отчаянном положении. И что же делаете вы, начальнички? Вы говорите, ч