Режиссер на миллиард

Культура
Мюзиклы
«Эксперт» №15 (983) 11 апреля 2016
Самый успешный бродвейский режиссер и продюсер Харольд Принс обрел свой индивидуальный стиль благодаря увиденному им полвека назад в России спектаклю Юрия Любимова «Десять дней, которые потрясли мир»
Режиссер на миллиард

Харольд Принс — режиссер, с именем которого связана в истории Бродвея вся вторая половина XX века. Он впервые оказался причастен к созданию мюзикла еще в 1954 году — в качестве сопродюсера — и сразу получил за него главную американскую театральную премию «Тони» в категории «Лучший мюзикл». В 1964-м его настиг успех после режиссерской постановки мюзикла «Скрипач на крыше», который в дальнейшем выдержал свыше 3 тыс. показов. Затем последовали «Кабаре», «Вестсайдская история», «Эвита» и, наконец, в 1986 году, «Призрак Оперы», который стал одним из самых успешных в мировой истории мюзиклов. Только американская постановка принесла его создателям 853 млн долларов. С общим доходом в 6 млрд долларов это самое кассовое развлекательное представление всех времен и народов. В России ему удалось собрать свыше 2 млрд рублей. К концу двухлетнего проката будет сыграно 700 спектаклей, а число зрителей приблизится к миллиону. Харольд Принс — обладатель 21 награды «Тони». Это больше, чем у кого-либо из бродвейских режиссеров. «Эксперт» поговорил с ним о том, что его связывает с Россией и какова природа успеха музыкальных шоу.

— Что вас так впечатлило в спектакле Юрия Любимова «Десять дней, которые потрясли мир»?

В 1964 году я работал над «Берлинскими историями», как мы тогда называли «Кабаре», с Джоном Кандером и Фредом Эббом. В какой-то момент работа зашла в тупик. Мне стало казаться, что этот мюзикл напоминает «Поющие под дождем». Я приостановил работу, и мы с женой приехали в Москву. Мы слышали о Юрии Любимове, о Театре на Таганке, и я попросил гида из «Интуриста» достать билеты на его спектакль. Она сказала: «Нет, это невозможно! Все продано молодым коммунистам, детям и пионерам!» Но посол достал нам два билета в последний ряд на спектакль «Десять дней, которые потрясли мир». В фойе нас встретили песнями моряки с броненосца «Потемкин». Потом мы зашли в зал, и в этот момент моя жизнь изменилась навсегда. Я подумал: «О Боже! Это тот театр, который можно и нужно делать! Нельзя, чтобы на мою работу влиял американский театр, существовавший до меня, я должен найти свой стиль….» Я вернулся в Америку другим человеком. Я сказал себе: «Если хочешь ставить “Кабаре”, ты должен сделать по-своему. Это будет не мюзикл про девушку Салли Боулз по роману Кристофера Ишервуда, это будет нечто большее. Это будет мюзикл про Германию, где зарождался нацизм! Я ввел персонажа по имени Джоэл Грей, который стал воплощением духа Германии тех лет. Из ужасного скучного неприятного актера он превратился в нациста — и стал вести центральную линию мюзикла. Так что Любимов — великий режиссер. Он превосходно владел приемами условного театра, который я обожаю. Любимов поставил великолепный драматический спектакль в очень маленьком театре. При этом он использовал совсем простые приемы.

— Как вы объясните тот факт, что Станиславского в Голливуде ценят больше, чем Мейерхольда?

— Это действительно так? Мне лично больше нравится Мейерхольд. Все дело в том, что Станиславский написал книгу, где привел