О гаагских качелях

Разное
«Эксперт» №17-18 (985) 25 апреля 2016
Я старался даже не вспоминать, что 20 апреля Гаагский окружной суд должен объявить своё решение по апелляции России по делу о пятидесяти миллиардах: неприятно было об этом думать
О гаагских качелях

Да, какие-то шансы на успех были, но поражение казалось куда более вероятным — и потому, что Окружной суд Гааги отменяет решения тамошнего же арбитража далеко не каждое десятилетие; и потому, что какие бы то ни было западные решения в пользу России сегодня редкостнее тигров-альбиносов. А уж какими бедами грозил проигрыш, и говорить не хочется. Тем сильнее было впечатление от обнародованного в среду вердикта: решения арбитражного суда отменены; Россия не обязана выплачивать пятьдесят с лишним миллиардов долларов экс-акционерам ЮКОСа. О деталях чуть позже, но общее впечатление бесспорное: гора с плеч. С безумно опасной галеры, на которую неизвестно кой чёрт одиннадцать лет назад занёс Россию, нам посчастливилось в последний момент ускользнуть.

Сначала давайте сформулируем, что произошло. Два года назад Третейский суд в Гааге постановил, что ЮКОС был экспроприирован российскими властями без должных оснований и справедливой компенсации, а потому Россия должна выплатить компаниям, представляющим экс-акционеров ЮКОСа (некоторых акционеров, не всех), немыслимые 50 млрд долларов. Россия подала апелляцию на это решение, указав несколько причин, по которым третейский суд не был вправе рассматривать данное дело. Окружной суд в Гааге, рассмотрев апелляцию, её удовлетворил, согласившись с основными доводами юристов РФ. Итак, истцы (экс-акционеры ЮКОСа) в первоначальной своей жалобе опирались на Договор к Энергетической хартии (ДЭХ), Россией не ратифицированный. Но ДЭХ мог применяться лишь в той мере, в какой не противоречит внутреннему законодательству России, а оно не допускает передач в международный арбитраж тяжб по налогам и экспроприации собственности. Стало быть, гаагские арбитры ошиблись, сочтя свою компетенцию достаточной для рассмотрения дела, и их решения — как промежуточные, так и окончательные — отменяются.

Решусь подчеркнуть несколько совсем простых обстоятельств, почему-то не всеми замеченных. Это решение не означает, что позиция Третейского суда опровергнута по существу — апелляция должна была относиться и относилась исключительно к процессуальным аспектам дела. Это решение не произвело «переворота в международном праве» (цитируемый автор полон сарказма), хотя бы потому, что Апелляционный суд Швеции в январе на сходных основаниях отменил решение Стокгольмского арбитража взыскать с России 2 млн долларов по иску испанских инвестфондов. Это решение не является окончательным — экс-акционеры уже объявили, что намерены его обжаловать, и вполне вероятно, что так и поступят. Следовательно, это решение даже не означает, что остановится серия попыток арестовать в той или иной стране то или иное российское имущество. Формально говоря, пока не прекратятся попытки оспорить вердикт Окружного суда, могут возникать новые аресты имущества и длиться тяжбы по поводу уже сделанных. В реальности же «дело о пятидесяти миллиардах» будет сворачиваться на глазах и вскоре о нём, к счастью, можно будет забыть.

Но останется крайне неприятное послевкусие. Если репутация по