Дождались?

Тема недели / ОЖИВЛЕНИЕ Переход к устойчивому росту очень вероятен уже во второй половине этого года. Предпосылки — в накоплении свободной ликвидности всеми акторами хозяйственной жизни, и эта ликвидность начинает выталкивать инвестиции. Формирующийся сейчас бизнес-цикл может быть не менее мощным, чем цикл 2000-х. Его смысл — накопление капитала в целом ряде секторов обрабатывающей промышленности
АЛЕКСЕЙ ИВАНЮК

Переход к устойчивому росту очень вероятен уже во второй половине этого года. Предпосылки — в накоплении свободной ликвидности всеми акторами хозяйственной жизни, и эта ликвидность начинает выталкивать инвестиции. Формирующийся сейчас бизнес-цикл может быть не менее мощным, чем цикл 2000-х. Его смысл — накопление капитала в целом ряде секторов обрабатывающей промышленности

Вот уже несколько месяцев индекс роста промышленного производства (ИПП) растет, однако экономисты все не решаются назвать это окончанием стагнации, так как темпы роста индекса, по их мнению, находятся в зоне статистической погрешности. Мы считаем, что стагнация в промышленности закончилась и экономика вошла в стадию оживления. В ближайшие полгода положительная динамика ИПП сохранится и приобретет черты устойчивой тенденции. К концу года к ИПП скорее всего присоединится и ВВП — за счет оживления торговли и строительства. Наш оптимизм зиждется на анализе нескольких важных показателей свободной ликвидности промышленного сектора, которая накопилась за месяцы стагнации. Впрочем, не только расчеты, но и «внешние данные»: низкий уровень ставок на межбанковском рынке, доходность размещения облигаций, кардинальное снижение ставок по депозитам, старт которому пару недель назад дал Сбербанк, — свидетельствуют, что ликвидность в стране есть, и по логике бизнес-цикла она должна начать перетекать в основной капитал.

Этот короткий бизнес-цикл

На прошлой неделе министр экономического развития Алексей Улюкаев высказался в том духе, что для выхода из рецессии необходимо ограничить рост доходов населения. Конечно, из уст министра это звучит неполиткорректно. В идеале министр не должен вести себя как аналитик. С его позиции было бы разумно сказать: мы будем делать все для увеличения инвестиций в основной капитал, это создаст много хороших рабочих мест и нам удастся добиться долгосрочного роста реальных зарплат. Но если говорить о существе экономических процессов, то г-н Улюкаев прав. Мы находимся в той стадии бизнес-цикла, когда рост цены на труд будет отбирать маржинальность у инвестиций в основной капитал, тем самым мешая раскрутиться спирали роста. Напомним, что правительство Евгения Примакова аналитики долгие годы хвалили именно за то, что, несмотря на советский бэкграунд, Примаков в годы рецессии 1998–1999 годов не предпринимал никаких усилий по увеличению зарплат, дав, таким образом, полностью раскрыться потенциалу инвестиций.

Понятием «бизнес-цикл» при анализе экономической ситуации широко оперировали еще в 1960–1970-е годы. Потом эта практика ушла. 1980-е и 1990-е прошли под лозунгом «бизнес-циклы изжили себя, умные правительства нашли способ постоянного роста». Способ этот, впрочем, как оказалось, был связан с безудержным накоплением госдолга и соответствующей эмиссией и дал сбой в самом начале века. С тех пор мировая экономика вернулась к старым добрым бизнес-циклам, и экономисты всего мира открыли запылившиеся книги классиков, чтобы понять, где мы и чего ждать дальше.

Теорий циклов мног