О нищете бухгалтерии

Разное
«Эксперт» №20 (987) 16 мая 2016
О нищете бухгалтерии

Новый проект макроэкономического прогноза бранят на редкость дружно, почти единогласно — и, право же, есть за что. Ведомство Улюкаева будто нарочно насовало в свою бумагу целый букет испытанных раздражителей, чтобы уж никто не остался необиженным. Наибольшее негодование комментаторов вызвано двумя обстоятельствами: демонстративным сокращением в целевом сценарии доходов населения — и фактическим признанием, что из стагнации в обозримом будущем вырваться нельзя. На мой вкус, неприятна ещё одна черта документа, в точности унаследованная специалистами МЭРа от своих дальних предшественников из Госплана: в их прогнозе всё плохо на начальном этапе (ибо они искренне думают, что всё очень плохо), но всё волшебным образом выправляется к концу прогнозного периода — чтобы начальство не сердилось. И если в советские времена так выглядели долгосрочные прогнозы, где удалённость озираемого горизонта позволяла неявно опираться на эффект «то ли шах помрёт, то ли ишак», то нынешний прогноз — на неполные четыре года, и волшебный поворот всех тенденций из тьмы к свету в последнем году выглядит как-то уж совсем несолидно. Похоже, оба критикуемых положения прогноза равно неверны: и из стагнации вырваться быстрее можно (см. «Дождались?», стр. 13) — и не ограничению зарплат и пенсий стать тут ключевым фактором.

Отметим, что и с подскоком на финише прогнозируемая МЭРом траектория экономики выглядит уныло. Рост ВВП в будущем году в пределах ошибки измерений, а в 2018-м — ниже трёх процентов весьма прискорбен. Не в том дело, что таким образом будет увеличиваться отставание от других стран (ожидается, что мировая экономика будет расти на три с половиной процента в год). Как известно, стрелка компаса иногда довольно заметно отклоняется от истинного севера. Так и в нашей экономике: «истинный ноль» не там, где статистика даёт нулевое значение роста. При нашей устаревшей, изношенной, а то и просто убитой инфраструктуре истинный ноль — то есть за год не стало ни лучше, ни хуже — наблюдается при росте ВВП процента примерно в три. Так что целевой сценарий МЭРа остаётся на деле сценарием продолжения свирепого спада.

Но давайте судить художника по законам, им самим над собою признанным. Бог с ним, с истинным ростом, — вернёмся к обыкновенным, росстатовским показателям. Это самое ограничение зарплат и пенсий в ближайшие два года — действительно ли оно способно, как полагают авторы целевого сценария, побороть рецессию? Множество комментаторов поспешили указать, что такое решение безумно, ибо очевидным образом подкашивает внутренний спрос, а с ним и единственную надежду на возобновление роста экономики. (Ещё чаще петую песню о попытке переложить все тяготы кризиса на простых людей, особенно возмутительной в пред- и междувыборный периоды, мы здесь опустим как относящуюся уже не к экономике, а к политике.) Но и логика авторов: ограничить рост зарплат, чтобы усилить инвестирование, — вполне экономически правомерна. Да только из самого же прогноза видно, что в данном случае она не срабатыва