На пороге цифрового мира

Наука и технологии
ИНЖИНИРИНГ
«Эксперт» №21 (988) 23 мая 2016
Филипп Форестье, один из руководителей Dassault Systèmes — крупнейшей в мире компании в области инженерного программного обеспечения, рассказывает о своем видении сотрудничества с Россией и о будущем цифрового мира
На пороге цифрового мира

Человечество погружается в цифровую пучину. Уже трудно представить, что каких-нибудь двадцать лет назад основным орудием производства конструктора была чертежная доска — кульман и карандаш. Современные конструкторы уже не знают, как держать его в руках. Все — от самолетов и атомных реакторов до платьев и причесок — разрабатывается на компьютерах. Станки, а то и целые заводы управляются ими же. Компьютеры контролируют жизнь изделий, подсказывая людям, что и когда надо с ними делать. И, скорее всего, достаточно быстро научатся и здесь обходиться без людей.

Dassault Systèmes — крупнейшая в мире компания по разработке инженерного программного обеспечения, того, что называется САПР и PLM-системы; с ней сотрудничают многие российские машиностроительные и энергетические компании. И старейшая, если так можно сказать о компании, производящей самые современные и инновационные продукты. Пионер в этой области.

В апреле в Москве побывал Филипп Форестье, исполнительный вице-президент Dassault Systèmes по международным связям. Мы встретились с ним, чтобы узнать о планах развития компании и о том, какое место в этих планах занимает Россия, как в Dassault Systèmes относятся к российским планам импортозамещения. Но начали мы с истории:

— Вы один из основателей Dassault Systèmes. Как и почему вам и вашим коллегам пришла в голову идея создать эту компанию?

— Наша компания была основана в 1981 году. Но фактически работы по созданию 3D-системы автоматизированного проектирования начались значительно раньше, еще в Dassault Aviation. Тогда, как известно, все делалось на кульманах, хотя в некоторых отраслях это было очень трудно. И мы занялись разработкой новых средств компьютерного трехмерного моделирования для использования в этих отраслях.

Через два года мы разработали базовую функциональность интерактивного трехмерного проектирования. А потом начались многочисленные визиты представителей разных компаний, в которых были очень заинтересованы в том, что мы сделали, — причем не только из аэрокосмической отрасли, но и из автомобильной.

Одновременно еще несколько софтверных компаний начали выводить на рынок программное обеспечение такого же типа, как у нас. И наш нынешний председатель совета директоров, господин Шарль Эдельстен, который был основателем компании, сказал, что, наверное, было бы полезно создать отдельную компанию — Dassault Systèmes, чтобы не наступил такой день, когда Dassault Aviation навяжет нам какой-то другой стандарт.

Именно поэтому мы тогда решили отделить наше подразделение от материнской компании и выйти на рынок самостоятельно. А поскольку мы стали предлагать наше программное обеспечение не только компании Dassault Aviation, но и другим компаниям по всему миру, мы получили возможность инвестировать больше денег в разработку своего ПО и разрабатывать его быстрее.

И поскольку большинство из нас составляли инженеры, которые занимались НИОКР, мы выводили нашу продукцию на рынок и занимались маркетингом через компанию IBM. Год за годом IBM помогала нам п