Найти симметричный ответ

Тема недели
«Эксперт» №21 (988) 23 мая 2016

Усиление военного потенциала НАТО у российских границ ставит перед Кремлем серьезный вопрос: надо ли отвечать на враждебные действия западных партнеров и если надо, то как?

Некоторые военные эксперты тут вообще не видят вопроса: по их мнению, если в ходе совета Россия—НАТО альянс не пойдет на серьезные уступки России (а он, естественно, не пойдет), то отвечать нужно, причем крайне жестко. «Североатлантический альянс на заседании совета Россия—НАТО попытается заболтать существующие проблемы, имитировав диалог, попытается затормозить ответные военные меры России, создав видимость некоего обсуждения существующих проблем», — уверяет российский военный эксперт Игорь Коротченко. В этом случае, по его словам, «у РФ остается единственный путь — максимально жесткое силовое реагирование на новые вызовы и угрозы национальной безопасности, которые исходят от США и НАТО».

Однако политологи прекрасно понимают, что именно такого безусловного и жесткого ответа, причем желательно военного, и ждут от России ее польские и прибалтийские друзья, а также американские партнеры. Чем более агрессивной будет Россия, тем более актуальной будет НАТО как организация (давно, по словам Дональда Трампа, изжившая себя). Так что российский ответ должен быть жестким, но взвешенным и целенаправленным.

Альянс бросает России три вызова: втягивание в НАТО Черногории, усиление воинского контингента в Прибалтике и размещение систем ПРО в Румынии и Польше.

Черногорский вызов сам по себе не принесет России особых проблем — эта балканская страна далеко от российских границ. Поэтому принимать в ответ какие-то серьезные меры военного характера на первый взгляд бессмысленно. Однако если Москва махнет рукой на интеграцию Черногории в НАТО, то тем самым невольно пошлет в Брюссель сигнал, что Кремль изменил свою позицию по вопросу расширения НАТО. И в альянсе могут поверить, что интеграция Грузии или Украины будет воспринята Россией с той же легкостью. Поэтому реагировать на Черногорию нужно, но в ограниченных масштабах (например, сокращение инвестиций и другого экономического взаимодействия).

Аналогичной реакцией можно ограничиться и в ответ на размещение воинских контингентов альянса в Прибалтике. Эти несколько батальонов никак не повлияют не то что на стратегический паритет, но даже на соотношение сил в регионе. Да, Европе нужен новый Договор об обычных вооруженных силах (старый уже фактически не работает), однако это тема отдельных переговоров между РФ и Западом, которые сложно будет вести в нынешней обстановке. Другое дело, что эти недружественные шаги прибалтийских стран нуждаются в ответе, в частности по экономической линии (эти государства, как известно, зависят от российского транзита).

Однако вопрос о размещении европейской системы ПРО требует куда более жесткой, прежде всего военной реакции. Да, эти противоракеты не способны нивелировать или даже поставить под сомнение российский ракетно-ядерный потенциал, не говоря уже о том, чтобы поразить современные российские баллистические раке