Уступите место реалистам

Тема недели
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
«Эксперт» №22 (989) 30 мая 2016
Президент Путин начал искать выход из экономического тупика. Вопреки принятому представлению у программ Минэкономразвития, Центра стратегических разработок и Столыпинского клуба есть пересечения — совпадают многие цели и некоторые методы их достижения. На этой политической основе можно построить работающую систему стимулирования экономики
Уступите место реалистам

Президент Путин начал искать выход из экономического тупика. Вопреки принятому представлению у программ Минэкономразвития, Центра стратегических разработок и Столыпинского клуба есть пересечения — совпадают многие цели и некоторые методы их достижения. На этой политической основе можно построить работающую систему стимулирования экономики

Развитие экономики откладывать больше нельзя — пора переходить к конкретным шагам. Об этом говорит сам факт проведения заседания Экономического совета при президенте России 25 мая, где были представлены основные имеющиеся концепции экономического развития страны. С ними выступили председатель совета Центра стратегических разработок (ЦСР) и зампред Экономического совета при президенте России Алексей Кудрин, министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев и бизнес-омбудсмен и глава Партии роста Борис Титов.

Все большему числу людей в высших эшелонах власти становится очевидно то, что давно знают экономические субъекты: одними мантрами о необходимости улучшения институтов с мертвой точки хозяйство страны не сдвинуть. Оговоримся сразу: улучшение качества институтов считают необходимым авторы всех трех концепций экономического развития — Кудрин даже отметил на заседании Экономического совета, что в этом вопросе все основные концепции сходятся. Но в сфере институциональных реформ нужны конкретные шаги, за результаты которых будут отвечать конкретные исполнители. То же касается денежно-кредитной политики и всего комплекса мер по развитию экономики.

До сих пор высказывания ЦБ, Минфина и МЭРа насчет экономического роста делали очевидной одну простую вещь: никто из них за экономический рост не отвечает. Не отвечает за него и правительство в целом. Но дальше так продолжаться не может. Обсуждение на равных, прямое столкновение и сравнение позиций, которые представляют Кудрин, Улюкаев и Титов, — первый шаг к тому, чтобы определиться с конкретными практическими шагами по стимулированию экономического роста. Вторым логичным шагом было бы распределение задач по министерствам и ведомствам, а третьим — назначение целевых показателей и ответственных за их достижение.

За все хорошее

Все три концепции оперируют цифрой 4% роста ВВП — такой показатель считается целевым. Улюкаев и Кудрин противопоставляют этой цифре 2% — темп, которым может расти наша экономика, если не предпринимать никаких действий. Титов говорит о возможности достичь и 5%.

Все три доклада констатируют крайне низкий уровень инвестиций в экономике — но идти к повышению этого уровня они предлагают разными путями.

Полное единство наблюдается и по вопросу правоохранительной и судебной системы, а также налоговой и административной нагрузки на бизнес — все констатируют необходимость снижения угроз для собственности, прекращение преследования бизнесменов, сюда же стоит добавить снижение нагрузки на бизнес в плане отчетности и т. д.

Столыпинский клуб и Кудрин выступают также за реформу госуправления, которую понимают, правда, по-разному (подробнее об этом ниже).

Расхож

Джонатан Свифт «Путешествие Гулливера»

Профессора изобретают новые методы земледелия и архитектуры и новые орудия и инструменты для всякого рода ремесел и производств, с помощью которых, как они уверяют, один человек будет исполнять работу десятерых; в течение недели можно будет воздвигнуть дворец из такого прочного материала, что он простоит вечно, не требуя никакого ремонта; все земные плоды будут созревать во всякое время года, по желанию потребителей, причем эти плоды по размерам превзойдут в сто раз те, какие мы имеем теперь… но не перечтешь всех их проектов осчастливить человечество. Жаль только, что ни один из этих проектов еще не доведен до конца, а между тем страна в ожидании будущих благ приведена в запустение, дома в развалинах и население голодает или ходит в лохмотьях

Рецепты чуда существуют

Заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин:

— В основе низкого спроса на деньги — на те, которые предлагают сегодня банки под двузначный процент, — лежит избыточная ключевая ставка Банка России. Мы всегда предлагаем нашим оппонентам, часто никогда не бывавшим в бизнесе, взять длинный, на два-три года, кредит под 18–20 процентов и отработать, отдать его. Просто возьмите и почувствуйте, что это такое. На это тут же отвечают, что реальный процент намного ниже, там внутри «сидит» инфляция. На что, конечно, возникает следующее предложение: попробуйте выйти на конкретный рынок с ценами, которые «отбивают» инфляцию, и выжить при растущих издержках внутри компании. Ну просто попробуйте, не абстрактно, не в макроэкономических кривых, а в городе Кургане, или в Абакане, или даже в Самаре.

В регионах огромный потенциальный спрос на деньги. Мои корреспонденты-предприниматели пишут мне, что кризис надоел, они пытаются расти, но исключительно на собственных средствах, потому что кредит дорог, недоступен и связан с огромными регулятивными издержками.

Мы четверть века не можем справиться с двузначной инфляцией и процентом. Что это за политика и что это за экономическая школа в ее основе, которая четверть века не может нормализовать финансовую систему и делает ее все слабее и слабее? По насыщенности экономики деньгами (денежная масса /ВВП) мы находимся на 69-м месте в мире (данные за 2014 год). То же по кредитам, капитализации рынка акций, по финансовым институтам. У абсолютного большинства стран мира цена денег ниже, чем у нас. У нас очень высокая немонетарная инфляция. Сверхконцентрация денег в Москве, оставляющая регионы в дефиците денежных ресурсов. Остатки средств коммерческих банков в Москве и московском регионе достигли почти 90 процентов всей банковской системы (в начале 2000-х — чуть больше 50 процентов). Мы создали финансовый котел в Москве, пылесосим средства в регионах, и затем эти средства по артериям банковской системы просто не возвращаются назад так и в том объеме, как это было бы правильно. У нас банки исчезают со скоростью 10–15 процентов в год, а небанковские институты — со скоростью 15–20 процентов. Наша финансовая система всегда была мелкой машинкой, неадекватной размерам экономики, неспособной привести в нее инвестиции. В 2013 году доля России в глобальном ВВП составляла 2,8 процента. Ее же доля в глобальных финансовых активах кратно ниже, чуть больше 1 процента.

Альтернатива, конечно, есть. Это политика «экономики развития» (development economics). Рецепты, неоднократно примененные в международной практике, по меньшей мере полутора десятком стран после Второй мировой войны. Именно теми странами, которые совершили собственное экономическое чудо. Конечно, речь не идет о копировании — только о понимании трендов и набора инструментов, их сотни на выбор.