Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Инвесторы в ловушке

, 2016
РИА НОВОСТИ

Отрасль теплоснабжения требует системного изучения и комплексного, научно обоснованного подхода — только так можно выяснить, почему будто бы правильные инвестиционные механизмы раз за разом дают сбой

«Если взять сегодняшние тарифы и очистить их от топлива, электроэнергии и воды — того, что идет другим ресурсникам, — то разница в оставшейся части тарифов один к десяти при прочих равных. Как такое может быть? Никак. Вот где гигантский резерв для страны» — Виктор Семенов, экс-глава ВНИПИэнергопрома, не верит в простые решения. На круглом столе Либеральной платформы партии «Единая Россия» «Инвестиционная ловушка в теплоснабжении: где пути выхода из кризиса» Семенов пытался убедить чиновников и коллег по отрасли, что каждый проблемный город, каждый замерзающий поселок требует особого подхода.

Сегодня общим местом стал тот факт, что основная проблема теплоснабжения — отсутствие инвестиций. Если электросетевое хозяйство обновляется, а реформа РАО ЕЭС позволила привлечь деньги в отрасль электрогенерации, то тепловое хозяйство за двадцать лет так и не стало отраслью, привлекательной для вложений.

Например, к 2020 году 28 ГВт действующих мощностей из 160 ГВт установленной тепловой мощности выработают свой парковый ресурс. Каждая шестая станция за пять лет фактически может прекратить свою работу. В зоне риска города Центральной России и Сибири, где развитие энергетики пришлось на 1940–1950-е, и с тех пор ничего не менялось.

Сейчас эти станции принадлежат теплогенерирующим компаниям (ТГК). Но почти все ТГК, образовавшиеся после реформы РАО, убыточны. Убыток не позволяет привлекать внешнее финансирование, и, как следствие, в отрасли электроэнергетики, совмещенной с теплогенерацией, инвестиции за последние годы сильно сократились. С поправкой на инфляцию с 2011 года падение было более чем двукратным.

Однако кроме экономики процесса в отрасли есть ряд организационных моментов, мешающих капитальному строительству.

Спасти Рубцовск

В 2010 году у Рубцовской ТЭЦ исчез крупный потребитель: тракторный завод, который брал значительную часть тепла. В результате банкротства завода отпуск тепла упал на 30%, а себестоимость производства сократилась лишь на 15%. У предприятия просто стало не хватать денег, что привело к серьезной технической деградации оборудования и невозможности эксплуатации станции. «Можно было только удивляться, каким же огромным запасом прочности обладала советская энергетика, что позволило так долго жить в условиях хронического недофинансирования» — Михаил Кузнецов, генеральный директор Сибирской генерирующей компании (СГК), был на этой станции и видел ее состояние.

В городе есть еще один источник тепла, но он, как и Рубцовская ТЭЦ, де-факто находится в предбанкротном состоянии. Над Рубцовском висит реальная угроза замерзнуть в одну из ближайших сибирских зим.

СГК предложила вариант решения этой проблемы. Если оставить один из двух источников теплоснабжения, это позволит существенно сократить общие издержки теплоснабжения города. Но такой источник нужно привести в нормальное состояние и залатать сети. По оценке СГК, это обойдется в 1,3 млрд рублей, еще около 200 млн потребуется для покрытия убытков теплосети, пока она не начнет получать экономический эффект. Срок окупаемости инвестиций — примерно 12–15 лет. Это приемлемые сроки, однако даже имея договоренности с краевой администрацией и муниципалитетом, стороннее финансирование под проект привлечь сложно. По словам Кузнецова, главная проблема — тариф, и даже не его размер, а его сложное законодательное формирование. В действующем законе «О теплоснабжении» не меньше девяти способов регулирования необходимого, с точки зрения власти, тарифа, каждая смена губернатора или мэра несет для инвестора колоссальные риски. Финансовые гарантии зависят не от закона, а от конкретного чиновника.

Тему изменчивого законодательства поддержал главный инженер компании «Фортум» Парвиз Абдушукуров: «Мы предлагали комплексный подход: не тарифную формулу менять, а менять концепцию, защитить раз и навсегда потребителя, в том числе от бесконечного роста тарифов. Рынок теплоснабжения мог начать функционировать как рынок, а это даст приток инвестиций в отрасль». Даже закрыв глаза на дисбалансы в законе, «Фортум» не может реализовать очевидные возможности: например, в городе Копейске Челябинской области 45 котельных. Средний тариф немногим ниже 1900 рублей за гигакалорию. «Фортум» предложил инвестиционный проект: строительство на ТЭЦ-1 дополнительного блока и сеть от этого блока до Копейска. Обязательное условие — фиксация тарифа на десять лет с индексацией на инфляцию. Проект выглядит очень привлекательным: появится новый источник энергии и тепла, закроется неэффективная генерация. При этом «Фортум» не просит дополнительных вливаний из бюджета. «Но он не реализуется. Никому не надо!» — возмущается Парвиз Абдушукуров.

Второй пример: в Челябинске шесть типов домов разных серий, в разных районах города, с установкой индивидуального теплового пункта (ИТП) и без. Расчеты показывают, что до установки ИТП потребление составляет 0,32 ГКал на 1 кв. м, после установки — 0,24 ГКал. Экономия порядка 25–26%. «Элементарный проект. Окупаемость полтора года. Не реализуется, — недоумевает главный инженер “Фортума”. — О чем это говорит? Это говорит о том, что сама модель не работает. Можно регулировать какой-то элемент, но она не будет работать, потому что нет заинтересованности всех сторон. Законодательная база не та, экономических стимулов нет». Фактически из процесса принятия решений исключен самый главный субъект — потребитель тепла. Простой пример: с советских времен сохранилось централизованное начало отопительного сезона по постановлению властей. «Например, я житель какого-то дома, у меня температура ниже комфортной, октябрь. Пока мэр не благословит, я не могу включить отопление, хотя поставщик готов дать, а я готов принять и оплатить. Если исходить из этой логики, все остальные проблемы будут решаться», — приводит пример Абдушукуров. Сегодня же решения требуются от кого угодно, но не от жителей. Взять Челябинск: там надо было в местный закон по энергоэффективности ввести норму, что в домах должны быть ИТП на основе энергосервисных договоров. Присутствовавший

на круглом столе замгубернатора Челябинской области Сергей Шаль не смог содержательно прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг инициатив «Фортума», заметив только, что местные власти не против, чтобы ИТП создавались за счет взносов граждан на капитальный ремонт, и что в Копейск никто из инвесторов не идет. «Нет заинтересованности сегодня у собственников, генерирующих компаний вкладывать деньги при окупаемости двенадцать лет, — убежденно заявил Шаль. — В Копейске был проект, его начали обсуждать, потом компания сама отказалась от его реализации. Никто не мешает инвестировать в ИТП, мы только “за”, но мы против того, чтобы это делалось за бюджетные деньги, тем более за деньги граждан».

Минстрой доволен

В комитете по энергетике Госдумы сейчас обсуждается законопроект об альтернативной котельной. Это ключевой закон нынешнего этапа реформы теплоснабжения. Концепция альткотельной предполагает, что цена на тепло не формируется региональной энергетической комиссией, а устанавливается по строгой формуле, понятной всем, с некоторыми поправками на региональную и топливную специфику. Виктор Семенов предупреждает, что есть риски, которые сейчас мало кто просматривает. «Я слабо верю, что после того, как мы из нескольких коммерсантов, которые в городе работают по теплу, выберем самого главного, все будет хорошо. Больше туда вообще никто не влезет, даже если предложит тариф на 30 процентов дешевле альткотельной», — убежден гендиректор ВНИПИэнергопрома. В качестве примера г-н Семенов привел Смоленск, где у ТЭЦ тариф 1200 руб./Гкал, а у котельных 2200 руб./Гкал. «Администрация ищет концессионера на 2200 — и мы убираем при этом возможности внутренней оптимизации», — говорит Виктор Семенов.

При всех усилиях различных ведомств по реформированию сферы теплоснабжения все очевиднее становится разрозненность и несогласованность этих усилий. Единая теплоэнергетическая система рассматривается и меняется по отдельным фрагментам, но никто не изучает целостную картину с точки зрения самих населенных пунктов. «Нужен отраслевой институт, — констатирует г-н Семенов. — Я видел, как работает министерство энергетики США. У них, если есть проблема, начинает работать национальная лаборатория. У нас, если есть проблема, начинают рисовать нормативный документ».

По сути же происходит следующее: поток нормативных документов и лоббистских усилий подменяет содержательные решения. Тем более что в стране отсутствует единый центр ответственности за отрасль теплоснабжения, регулирование осуществляется несколькими ведомствами, и далеко не всегда у них есть консолидированная позиция.

Сами ведомства настроены довольно оптимистично. «По итогам 2015 года инвестиционные расходы в сфере ЖКХ увеличились на три процента, до 183 миллиардов рублей, что в целом неплохо, — заявил замминистра строительства и ЖКХ РФ Андрей Чибис. — Была заключена 271 концессия против 112 концессий в 2014 году. Объем взятых концессионерами обязательств вырос в десять раз. Активно запускаются концессии в теплоснабжении в небольших населенных работают пунктах — там высокий уровень окупаемости. Там, где концессии полтора года, в теплоснабжении, аварийность снизилась на 47 процентов, потери — на 18 процентов. Разве это не тот эффект, которого мы с вами добиваемся?»

Не видит проблемы Минстрой и с тарифным регулированием: Андрей Чибис отметил, что с июля 2016 года впервые будут применены долгосрочные параметры цены. «Может быть, научимся пользоваться этими параметрами? — обратился замминистра к теплоэнергетикам. — В них дополнительная предпринимательская прибыль — пять процентов с оборота, дополнительно к возврату инвестиционных кредитов на строительство или модернизацию объекта. Впервые определяются целевые показатели по сокращению аварийности, потерь, надлежащих параметров качества». Андрей Чибис напомнил, что принципа «затраты плюс» больше не существует. «Размер платежа и его рост должен быть обусловлен обязательствами по повышению качества и инвестициями. Такой механизм мы запустили, и он работает», — заключил он, призвав вместо описания надвигающихся катастроф посмотреть, какие результаты дают уже имеющиеся, недавно запущенные механизмы.

Но представители отрасли не уверены, что эти механизмы — панацея. «Не будет такого, что завтра придет инвестор и все решит. В кучу городов инвестор вообще не придет», — уверен Виктор Семенов. Этими городами нужно заниматься, но сегодня эту работу вести некому. Входивший в структуру «Российских сетей» ВНИПИэнергопром, на счету которого несколько успешных примеров модернизации теплового хозяйства, сейчас расформируется.

Отрасли жизненно необходим единый центр глубокой экспертизы и принятия решений. Без серьезного отраслевого института невозможно двигаться дальше.

«Эксперт» №24 (991)



    Реклама

    Секрет успеха производственной системы технониколь: вебинар с Сергеем Колесниковым

    Вебинар-интервью от журнала «Эксперт» с Сергеем Колесниковым, президентом корпорации ТехноНИКОЛЬ, где производительность труда в 8 РАЗ ВЫШЕ, чем средняя по стране


    Реклама