Мертвые идеи довлеют над миром

Книги В своей книге известный австралийский экономист очень убедительно разоблачает идеи, лежащие в основе восторжествовавшей в семидесятые годы экономической теории, и призывает вернуться к модели социального государства всеобщего благоденствия

Эта книга на простых и не очень простых примерах из мировой экономики показывает нам то, что мы видим и в нашей стране: засилье экономических идей, уже более двадцати лет уничтожающих российскую экономику, в первую очередь промышленность. О реформах, проходивших в России, автор упоминает всего дважды, но так, что нашим реформаторам должно икаться. Рассматривая проблему приватизации, в 1980–1990-е годы охватившей весь мир, он приводит пример России, «где приватизация стала предлогом для безудержного расхищения собственности и обогащения самозваных демократических “реформаторов”». И замечает, что «некомпетентные и коррумпированные правительства плохо управляют государственными предприятиями, но, как в случае с Россией, зачастую еще хуже справляются с их продажей».

Однако это к слову, главное же в книге — рассмотрение и, если хотите, разоблачение экономических идей, приведших к продолжающемуся до сих пор финансово-экономическому кризису. И, как считает автор, мир не сможет выйти из него, если продолжит следовать этим идеям, за которые по-прежнему держатся сторонники рыночного либерализма. Именно такие идеи автор называет «зомби». «Эти идеи ни живы ни мертвы; скорее они живые мертвецы, идеи-зомби». В свое время мы писали о силе мертвых идей (см. «Консенсус не достигнут», «Эксперт» № 25 за 2013 год); мы их назвали мемами, то есть расхожими представлениями, настолько привычными, что никто уже не способен воспринять их критически.

«Набор этих идей имеет множество различных названий: в Великобритании это “тэтчеризм”, в США — “рейганомика”, в Австралии — “экономический рационализм”, в развивающемся мире — Вашингтонский консенсус, в академической среде — “неолиберализм”». Это тот самый Вашингтонский консенсус, который лег в основу всех реформ, в первую очередь в развивающихся странах, и практически всюду обернулся распадом социальных систем и деиндустриализацией.

В своей книге Куиггин рассматривает и разоблачает ключевые идеи этой теории:

— «великое смягчение» — представление, что эпоха после 1985 года была периодом беспримерной экономической стабильности;

— гипотеза эффективного рынка — предполагает, что цены, складывающиеся на финансовых рынках, — наилучшая оценка стоимости любых инвестиций;

— теория динамического стохастического общего равновесия — согласно ей, предмет макроэкономического анализа не агрегированные показатели, такие как торговый баланс или долг, а строгий вывод положений из микроэкономических моделей поведения индивидов;

— «обогащение сверху вниз» — идея, что если некоторая политика выгодна богатым, то в конечном счете она выгодна и всем остальным;

— приватизация — представление, что любая функция, выполняемая ныне правительством, может с большей эффективностью выполняться частными фирмами.

Эта политика, последствия которой почувствовали на себе и российские граждане, носит откровенно классовый характер. «Высокообеспеченная элита с гораздо большей радостью приветствовала перемещение рисков на плечи индивидов, когда этими индивидами были