Охотники за инвестициями

Специальный доклад
ПРАКТИКА РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ
«Эксперт» №24 (991) 13 июня 2016
Десяток регионов создал внутрироссийскую конкурентную среду в погоне за иностранными инвестициями и инновациями с опорой на местные институты развития. Следующими задачами должны стать переориентация на отечественный бизнес, выстраивание глубоких производственных цепочек и выращивание национальных чемпионов
Охотники за инвестициями

Журнал «Эксперт» продолжает отслеживать лучшие региональные практики развития, благо за последние годы таких примеров становится все больше. Мы видим новый тренд: старт внутрироссийской конкуренции между регионами за инвестиции, трудовые ресурсы и рынки сбыта. В прошлом году мы описали примеры эффективного социально-экономического развития трех областей — Тюменской, Белгородской и Калужской — через призму эффекта консолидации элит (см. «Консолидация элит: лучшие региональные практики» в «Эксперте» № 25 за 2015 год). Удалось нащупать множество сквозных черт, свойственных всем трем моделям: губернатор-долгожитель, сформировавший команду и программу социально-экономического развития; подход к региону как к корпорации; ставка на новую индустриализацию с созданием внутри региона производств с высокой добавленной стоимостью; продуманная кадровая политика; внимание к социальному развитию на доходы от роста местной экономики. Мы описали горизонт работы регионального правительства в 15–20 лет, в течение которых элита консолидировалась не только политически — вокруг фигуры губернатора, но и вокруг программы социально-экономического развития. Это и предопределило промежуточные успехи областей.

Но выясняется, что хорошего результата можно достичь и в более короткий период, а фигура губернатора-долгожителя не является непременным условием, хотя личностный фактор по-прежнему оказывает фундаментальное влияние на эффективность работы местной бюрократии. Мы решили обратить внимание на региональные институты развития (РИР), которые были созданы за последние пять-восемь лет в некоторых субъектах страны. Говоря проще, эти структуры нацелены на привлечение инвестиций, поддержку малого и среднего бизнеса и создание промышленных площадок. Правда, из сорока созданных институтов эффективно работают не более десятка, но в тех регионах, где получилось выстроить такую систему, мы видим хороший экономический рост. И вот что важно: меняются губернаторы, а структуры остаются и по-прежнему доказывают свою эффективность. Мы сфокусировали свое внимание на Ростовской и Ульяновской областях, а также не могли обойти вниманием и Калужскую область, не только потому, что она была пионером в вопросе конструирования системы РИР, но и потому, что эту модель пытались скопировать многие российские субъекты.

Истории успеха доказывают, что РИР эффективны в модели экономики нового типа, индустриальной, промышленной, которая стала ответом на вызовы кризиса 2008 года. Хаотичная «посадка» производств любого типа не приводит к системному прорыву. Отсюда первая проблема — неумение регионов выстроить комплексную стратегию развития.

Вторая болевая точка — излишняя ориентация на зарубежных инвесторов. Понятно, что такой вектор объясняется задачей привлечения иностранного капитала в условиях нехватки национальных средств развития, а также нацеленностью на быструю отдачу в виде новых рабочих мест, налоговых поступлений и политических дивидендов. Однако развитие национального капитала выгодно и каждому