О взгляде с этого берега

Разное
Фото: Эксперт

Масштаб событий, происходящих сейчас в Европе, невольно оцениваешь по персоналиям. Вот тебе Кэмерон, объявивший и проигравший референдум, — ходячая цитата из Швейка («Недавно в трактире “У чаши” один посетитель выкинул такой номер: разбил сам себе голову пивной кружкой. Подбросил её кверху, а голову подставил»). Вот тебе Туск, и на посту главы Евросовета остающийся прежде всего оппонентом Качиньского. Меркель, бодрящееся лицо мигрантского кризиса, Олланд с рекордно низкими рейтингами — может ли так выглядеть поворот истории? Может ли таинственная карта «Европы цезарей» меняться под руками столь невзрачного синклита? Увы, может. Про персоналии, скажем, Венского конгресса — от Талейрана с Меттернихом и до Александра Благословенного — тоже было что порассказать и смешного, и мрачного, однако Европу они переустроили. Нынешние вожди, что уж говорить, будут послабее, но переустроится она и при них, раз уж время подошло; вопрос только как.

Отечественных наблюдателей, естественно, более всего интересует, к добру или к худу обернутся начавшиеся перемены для России. Одни, полагая вместе с Соросом, что Brexit стал началом конца Евросоюза, или, точнее, сведения ЕС к чисто экономическому, а то и таможенному союзу, склонны думать, что к добру. Мол, Москве станет куда легче договариваться с европейскими столицами поодиночке — те будут вести себя более здраво и прагматично, перестав ощущать двойной диктат Брюсселя и Вашингтона; прагматичная же политика для Европы заведомо означает плотное сотрудничество с Россией. Другие, ожидая, что уход вечно державшихся наособицу британцев позволит ускорить движение ЕС к превращению в фактически единое государство, склонны думать, что скорее к худу. Ведь правда же: предыдущие случаи фактического объединения Европы под единым началом привели к вторжениям в Россию Наполеона и Гитлера. Да, разумеется, как раз на этом единые армии Европы и прекращали своё существование, но очень уж дорого это нам обходилось. Нетрудно привести целую цепь умозрительных доводов, отрицающих возможность подобных событий в XXI веке, но надёжной гарантии от «Четвёртого рейха» никакие рассуждения всё-таки не дают.

Долго ли простоит Евросоюз на этой исторической развилке, никому не известно — как неизвестно и то, по какой дороге он всё-таки двинется. Аргументы, звучащие сегодня в европейской полемике, большей частью двойственны и годны, честно говоря, скорее на то, чтобы потом, когда дилемма уже так или иначе разрешится, доказывать, что никак иначе она решиться и не могла. Взять хоть самый заметный сегодня вопрос, мигрантский. Очевидно, что именно он стал ключевым и для решения британцев покинуть Евросоюз, и для нарастающего раздражения и разочарования Брюсселем во многих странах ЕС. С одной стороны, раздражение это можно было бы быстро снять, перейдя на более жёсткую политику по отношению к прибывающим людским потокам. В конце-то концов, ключевым принципом ЕС является открытость границ лишь внутри сообщества, а потому мощные и строго охраняемые границы п