Кто починит империю

Тема недели
ВЫБОРЫ В США
«Эксперт» №28-29 (995) 18 июля 2016
Соединенные Штаты переживают системный кризис. Именно поэтому для участия в президентских выборах 2016 года система вытолкнула наверх крайне спорных кандидатов с высочайшим антирейтингом
Кто починит империю

Нынешние президентские выборы в США уже стали одними из самых ярких за последние десятилетия. В ходе праймериз фаворитом республиканской гонки и одним из фаворитов демократической были отнюдь не мейнстримные кандидаты, которых язык не повернется назвать респектабельным «слоном» или «ослом». Однако вместе с этим выборы являются и одними из самых важных. Впервые за долгое время у медленно загнивающих Соединенных Штатов появился кандидат на спасение. И его имя Дональд Трамп.

Да, Трамп не похож на стандартного кандидата. Он дерется на рестлинг-шоу, меняет жен по истечении нужного для него срока эксплуатации, говорит крайне неполиткорректные вещи. Однако Трамп своим эпатажем и прямотой лишь обращает внимание на то, что в Стране на Холме что-то не так. Американское общество достигло пика своего развития в нынешней парадигме, и его сдерживают путы ненужной политкорректности, иждивенчества со стороны значительной части населения, а также бессмысленные и при этом очень дорогие попытки сохранить призрак своего силового лидерства в слишком быстро меняющемся мире. Полный провал Америки на Ближнем Востоке, отказ от «мягкой силы» в пользу чуть ли не шантажа Европы (например, в российском вопросе), регулярные обстрелы, обнищание индустриальных штатов, взрывной рост внешнего долга и обострение межрасовых проблем — все это показывает, что Империя переживает серьезный кризис.

Безусловно, многие умные американские политики и политологи понимают необходимость перемен, но не могут или же боятся начать их реализацию. Куда проще и дешевле идти по пути Хиллари Клинтон — выходить на выборы с большими деньгами, стандартными лозунгами и брать Белый дом. По крайней мере, так было раньше. Сейчас же ситуация изменилась — значительная часть людей понимает, что в случае избрания Хиллари они задержат трансформацию еще на четыре года, а то и все восемь лет. Эти годы могут слишком дорого встать для Америки. Именно поэтому в опросах общественного мнения Трамп лишь ненамного уступает Хиллари и вполне может побороться за Белый дом. Да, все понимают, что нет никаких гарантий эффективности «стратегии Трампа». Россияне прекрасно знают цену провала — выступавший против «консерватора» Егора Лигачева «революционер» Борис Ельцин тоже обещал построить прекрасный новый мир, а страна в итоге рухнула в пучину девяностых. Но американцы, судя по всему, все-таки хотят рискнуть.

Системе нужны ремонтники

Собственно, система долгое время молчала. Обе системные партии — Республиканская и Демократическая — находились в глубочайшем идейном кризисе, и сами нуждались в реанимации. Так, республиканцы встали на абсолютно радикальные позиции, предполагающие максимальный отказ от регулирования общества со стороны государства и максимальный, чуть ли не дарвинистский подход к ответственности индивида за свою судьбу. Серьезной оппозиции республиканскому радикализму внутри партии не было — по верному замечанию одного из американских журналистов, половина республиканских конгрессменов были «мишелями бахман» (бывша

Непрямая демократия

Самое странное для россиян в американских выборах — система выборщиков. Вместо того чтобы, как все нормальные люди, выбирать через прямое голосование, американцы сначала выбирают в своих штатах выборщиков, которые затем уже формально отдают свой голос в пользу того, кому отдали предпочтение избиратели их штатов.

На самом деле эта система — рудимент того, как раньше выбирали президента США. Сразу же после Войны за независимость отцы-основатели не могли решить, нужен ли им вообще президент, в чьих руках будет концентрироваться исполнительная власть, стоит ли доверять простому народу выбор такого человека или же пусть лучше его назначает Конгресс. В итоге пришли к компромиссу. Должность президента была создана, и избирал его народ, но не напрямую. Люди или местные легислатуры (выбор метода был дан на откуп властям штата, и тогда лишь 6 из 13 решились на какую-либо форму народного голосования) выбирали из своих рядов самых уважаемых граждан — выборщиков, которые отдавали голос за «правильного» кандидата. «Небольшая группа лиц, избранная своими согражданами из большой массы, лучше всего информирована и обладает должной проницательностью для этого сложнейшего исследования», — пояснял необходимость выборщиков один из отцов-основателей США Александр Гамильтон.

Собственно, у института президентства какое-то время был еще один сдерживающий фактор — вице-президент. Поначалу эту должность занимал тот, кто получал второе место в президентской гонке, то есть непосредственный противник победителя. Лишь после ряда скандалов в верхушке исполнительной власти (в том числе дуэли, в которой вице-президент Аарон Бер пристрелил бывшего министра финансов Александра Гамильтона, потому что из-за его козней не стал президентом) в 1804 году была принята 12-я поправка, которая ввела отдельное голосование по президенту и вице-президенту.

Вплоть до начала XX века личность кандидата от партии определялась самими партийными боссами. Лишь с 1901 года постепенно начал появляться институт праймериз — предварительных выборов кандидата решением всех членов партии. Однако это не означало, что партийные боссы потеряли контроль за процессом. В каждой партии есть свой фильтр нежелательных кандидатов. У демократов с выборов 1984 года это так называемые суперделегаты — 700 с лишним партийных бонз, получающих право голоса на Конвенте исключительно благодаря своему статусу. Учитывая, что праймериз у демократов проходят, грубо говоря, на пропорциональной основе (взял 30% голосов штата — получи 30% выборщиков от общего числа предоставляемых штату), два более или менее равных кандидата идут примерно вровень друг с другом, и разница между ними составляет несколько сотен голосов. И тут суперделегаты могут поддержать нужного партии человека.

У республиканцев же другой, пусть чуть менее действенный ограничитель: там в большинстве штатов действует принцип «победитель получает все». Выиграл большинство голосов в штате — получи всех его выборщиков. А, как известно, чем крупнее и солиднее штат, тем больше у него выборщиков и тем меньше у населения оснований голосовать за фриков.

Еще одним важнейшим инструментом контроля над кандидатами (как на роль президента, так и на место в Конгрессе) являются деньги. На предвыборную кампанию: рекламу, оплату сотрудников и встреч с избирателями — нужны десятки, если не сотни миллионов долларов. Если кандидат не человек уровня Трампа, то он должен обращаться не только к населению, но и к крупным спонсорам из числа руководителей уважаемых компаний, которые в случае победы их кандидата получают не только приятные сердцу посты (например, послов), но и важные контракты, а также гарантированную благосклонность своего фаворита во время его срока.