Взращивать и пестовать интеллект

Тема недели
Редакционная статья
«Эксперт» №35 (998) 29 августа 2016

«Думаю, что стоит подождать первых шагов» — и смайлик. Это самый яркий комментарий о назначении нового министра образования, который удалось получить редакции «Эксперта». Мы планировали опросить людей из самой системы — директоров школ, методистов, выдающихся учителей, представителей Минобра. На десяток обращений пришел лишь один развернутый ответ, но чисто формальный. И это на самые банальные вопросы: как вы оцениваете личность Ольги Васильевой и какие решения хотели бы сами предложить министерству. Тишина, которую не объяснить даже отпускным сезоном. Эксперты выходили на связь, затем, услышав тему, либо сразу отказывались от комментария, либо просили переслать вопросы на почту — и исчезали. Почему назначение такого «неглавного», «неполитического» министра вызвало такую оторопь у потенциальных комментаторов?

Наш главный художник Сергей Жегло, которому свойственны глубокие чувства по поводу важных событий, отметил в первый же день в своем фейсбуке: «Я считаю, что сегодняшняя перемена участи образования в нашей стране знаменует собой вполне исторический поворот в ее движении, который вроде бы как с некоторых пор подразумевался, но вот именно сейчас стал очевиден». Нельзя точно сказать, написал ли он о перемене участи образования или о перемене участи страны, но это и хорошо. Все понимают, что они слитны. Образование — это то, что на что решаются взрослые люди в отношении своих детей. Это проект страны, не фантазийный, а реальный, потому что он определяет судьбу наших детей.

Тринадцать лет назад, когда западническая реформа советского образования шла полным ходом, мы провели большое исследование, пытаясь ответить на вопрос: что есть русское образование? Центральным вопросом тогда был такой: что является стержнем русского образования, уничтожив который можно разрушить все? Мы говорили с выдающимися педагогами и методистами — и с теми, кто работал на Западе, и с теми, кто учил детей в России, и даже с теми, кто радел за перемены. Все в один голос сказали, что основная черта русского образования, ядро, стягивающее остальные его характеристики, — его интеллектуальная сила, «умение взращивать и пестовать интеллигентность и интеллект». Нам тогда было дико и непонятно слышать, как очень неглупые успешные люди совершенно спокойно говорили, что именно это и надо устранить. Это лишнее для бедной страны, это лишнее для людей, которым жить в рынке. В этом был какой-то интеллектуальный расизм. И сегодня мы прежде всего ждем, что в школу вернется эта вера в возможности человека, уважительная требовательность к нему, а с ней и качество знаний.

Есть гипотеза: одна из причин победы большевиков заключалась в том, что они дали возможность народу учиться. Это был колоссальной мощности социальный лифт, который строился на уважении к человеку (не знаем, как это уживалось с репрессиями и разгромом церкви). Хорошее образование для всех было немаловажной причиной всех последующих побед СССР: индустриализации, атомной бомбы, космоса. Тут нечего спорить. Так же как пренебре