До миросистемы еще далеко

Тема недели
Редакционная статья
«Эксперт» №36 (999) 5 сентября 2016

Фернан Бродель ввел понятие «миросистема». Джованни Арриги, развив эту тему, представил дело так, что история, прежде всего экономическая, — это череда сменяющих друг друга «длинных веков» (примерно 120 лет), в каждом из которых складывается своя миросистема со своим центром. Предыдущие 120 лет центром миросистемы были США. С началом распада СССР эта система тоже стала распадаться, и сегодня от нее уже ничего не осталось. Формируется новая миросистема. Где она? Какая из стран будет ее центром?

Взгляды обращаются на Азию. Там бурлит жизнь. Там был взлет Японии, но ей не дали претендовать на центральную позицию в мире. Был взлет Южной Кореи, но она слишком мала. Китай? Может быть. Правда, историки указывают, что Китай никогда не стремился к экспансии. Почему он сделает это теперь? Есть ли альтернатива Азии? Может быть, такой альтернативой следует считать Иран, а раньше на эту роль могла претендовать Сирия. Но там практически война. Все эти еще неточные вопросы возникают, когда задумываешься относительно стратегического значения российского Дальнего Востока. Зачем нам этот далекий форпост? Можем ли мы, благодаря присутствию на Дальнем Востоке и активной экономической политике там, делать попытки стать центром новой системы? Как показал Восточный экономический форум, пока нет. Страна не может стать привлекательным сильным партнером для сильных игроков, если сама не готова к масштабным капитальным тратам, а только пытается привлечь чужие капиталы на свою территорию.

На нашем Дальнем Востоке живет всего шесть миллионов человек. И в радиусе от них, примерно равном расстоянию от Москвы до Ростова, — почти 250 млн человек. Эти 250 млн производят сейчас 7 трлн долларов суммарного ВВП, что составляет примерно половину всего того, что производит Евросоюз. А ведь мы посчитали только ближайшие провинции Китая, Южную Корею и Японию. Этот гигантский узел производит кучу товаров, нуждается в огромном количестве сырья и еды, владеет массой свободных денег и стремится к обеспечению транспортной доступности в регионы Большой Азии, захватывая еще огромную по населению, бедную и голодную часть мира. В этом узле сидим мы, с населением Дальнего Востока в шесть миллионов человек, со свободными землями и сырьем.

Когда читаешь Арриги, понимаешь, что формирование миросистемы — это процесс, где совершается много действий, каждое из которых не имеет гарантированного результата, но вместе они складываются в систему взаимовыгодных отношений между центром и свободными мировыми капиталами. Это самое главное. Надо заинтересовать свободный капитал, сделать себя выгодным для него. В Азии полно свободных капиталов. Япония уже тридцать лет не знает, куда его девать. Поэтому идея, что мы откроем Дальний Восток для азиатского капитала, кажется плодотворной. Но не тут-то было: в который раз мы убеждаемся, что капитал с охотой идет туда, где активны местные инвесторы. А если страна и ее бизнес не готовы к серьезным капитальным тратам, то она не очень интересна для партнеров.

На нашем Дал