Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Можно ли измерить здоровье

2016

Национальный научно-исследовательский институт общественного здоровья имени Н. А. Семашко создает исследовательский центр, который сможет анализировать распространенность неинфекционных заболеваний и разрабатывать рекомендации по сокращению их количества. Об этом рассказывает академик РАН Рамил Хабриев

— Что такое факторы риска для здоровья человека и доказано ли научно их отрицательное влияние?

— Наиболее распространены поведенческие факторы риска, но они предотвратимы. Доказанное влияние на развитие, течение и исход важнейших неинфекционных заболеваний, к которым Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) относит сердечно-сосудистые заболевания, злокачественные новообразования, хронические бронхолегочные заболевания и сахарный диабет, имеют: курение, злоупотребление алкоголем, повышенное артериальное давление, высокий уровень в крови глюкозы и холестерина, ожирение. В свою очередь часть этих факторов формируется из-за избыточного потребления соли и сахара, недостаточного потребления овощей и фруктов, низкой физической активности.

Академик РАН Рамил Хабриев 42-01.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО НАЦИОНАЛЬНЫМ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИМ ИНСТИТУТОМ ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДОРОВЬЯ ИМЕНИ Н. А. СЕМАШКО
Академик РАН Рамил Хабриев
ПРЕДОСТАВЛЕНО НАЦИОНАЛЬНЫМ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИМ ИНСТИТУТОМ ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДОРОВЬЯ ИМЕНИ Н. А. СЕМАШКО

— Существуют ли оценки экономических последствий распространенности этих заболеваний?

— Опыт стран, которые смогли снизить смертность от основных неинфекционных заболеваний в два-три раза, показывает, что от 40 до 70 процентов снижения они добились за счет первичной профилактики.

Чтобы подсчитать общий экономический ущерб от влияния всех негативных факторов, нужно провести очень большую работу. Но есть расчеты по одному из рисков — злоупотреблению алкоголем. Ежегодно из госбюджета тратится более 71 миллиарда рублей только на лечение травм, возникающих вследствие неумеренного потребления людьми алкоголя. Затраты на лечение заболеваний печени — более 20 миллиардов рублей в год. Чтобы вылечить клинические последствия алкоголизма, государство ежегодно тратит около 146 миллиардов рублей. Снижение производительности труда как следствие алкоголизма забирает из бюджета еще 251,9 миллиарда рублей. Если сложить все расходы, связанные с этой болезнью, получим общую величину экономического бремени — 649 миллиардов рублей, или 1,98 процента ВВП за 2007 год.

— В средствах массовой информации периодически появляются сообщения о пользе или вреде того или иного продукта, сведения порой взаимоисключающие. Как к этому относиться?

— Прежде всего, не торопиться забить холодильник этим продуктом или, наоборот, выкинуть его. Проблема объективной оценки стоит очень остро, и подавляющее большинство таких публикаций — результат недобросовестной конкуренции. Часто это относится и к рекламе, когда заявляется, что это средство номер один от чего-то.

— Может быть, это связано с тем, что экспертизу заказывает и оплачивает сам производитель?

— Не всегда. Такая оценка может быть заказана и государством, и общественными организациями. Но объективность и достоверность экспертиз зависит не от заказчика, а от исполнителя. Проверить это не составляет особого труда, существуют специальные методики и критерии, пользуясь которыми можно подтвердить выводы экспертов или усомниться в них.

Клинические исследования лекарственных средств оплачиваются производителем, но за счет предварительного утверждения протокола исследования и их инспектирования объективность выводов не вызывает сомнений. Если репутация производителя и страны, где проводилось исследование, не запятнана, то многие страны у себя уже не проводят повторных испытаний.

— В вашем институте организован Центр моделирования рисков (ЦМР), его задача — изучать новые факторы риска для здоровья?

— Не только. Важно также понять распространенность факторов, отрицательно влияющих на здоровье, в разрезе регионов, пола, возраста, социального положения в целом по стране. Необходимо соотнести распространенность факторов риска и основных неинфекционных заболеваний. Нельзя оценивать воздействие этих факторов без учета экологических и производственных факторов. Такие исследования в стране ведутся в большом объеме, но они разрозненны и не координируются.

В настоящее время, после объединения трех государственных академий, возможности комплексной оценки факторов риска со стороны академических институтов различных профилей стали абсолютно реальными. Такая работа институтам может быть поручена в рамках государственного задания. В научных коллективах могут быть проведены любые необходимые экспериментальные исследования.

— Какова цель этих исследований?

— Цель наших исследований — разработать рекомендации, как работать с разными группами населения (по возрасту, по наличию мотивации к отказу от вредной привычки). Например, люди с избыточным весом все разные: кто-то готов сбрасывать вес, но кто-то вполне доволен текущим положением вещей и намерен продолжать вкусно и много кушать.

— На какие решения могут повлиять данные вами рекомендации?

— Мы не питаем иллюзий, что все сразу подхватят наши рекомендации. Если мы говорим о продукте с повышенным риском, то мы должны сказать, какое бремя потерь от его использования несет государство. Если говорим, что за счет регуляторных мер снижаем вред — нужно сказать, что это дает.

Как вы оцениваете роль профилактики в борьбе с вредными привычками?

— Профилактика имеет первостепенное значение. По уровню оснащенности, кадровому составу наша система здравоохранения сегодня стоит наравне с европейскими странами, но показатели у нас хуже. Все потому, что профилактика хромает. Например, сегодня в Германии в медстраховку входит возможность ежегодно бесплатно до десяти дней жить в гостиницах на курортах, где занимаются спортом всей семьей, там читают лекции (а детям рассказывают в игровой форме) о вреде тех или иных продуктов. У нас такого пока нет.

А ведь о важности профилактики говорил еще Николай Александрович Семашко, и внедренная им модель была рекомендована и ВОЗ, и ООН. Скандинавские страны, Великобритания сегодня используют нашу модель профилактики и стимулируют население заниматься спортом, проходить реабилитацию, поддерживающую терапию.

— Планируете ли вы взаимодействовать с бизнесом? Может ли бизнес получить рекомендации о замещении вредных ингредиентов менее вредными?

— Наверное, это будет возможно. Мы систематизируем мировые исследования снижения вреда тех или иных продуктов. Если существует доказанный эффект снижения вреда от использования определенных ингредиентов, то мы будем рекомендовать их производителям и информировать общественность и людей, принимающих решения.

Такие исследования будут проводить 15–20 исследовательских команд, ЦМР будет использовать результаты этих исследований. Эта работа очень важна: у нас уже есть данные о влиянии многих факторов на здоровье населения. Например, у нас есть исследования по диабету в отдельных регионах страны. Понятно, что эти данные справедливы для конкретной территории и в другом регионе будут другие показатели. Но есть достаточно схожие по возрастно-половому составу и характеру питания регионы, поэтому мы должны сказать властям в другом регионе: «Посмотрите на соседей, у вас аналогичные условия и может быть такой же риск по диабету».

— Как бизнес может подключаться к этой работе?

— На мой взгляд, ответственные компании должны проводить и поддерживать исследования, направленные на минимизацию рисков, которые возникают у потребителей при использовании их продукции. Знаю, что подобные исследования регулярно проводят многие зарубежные компании. Такие исследования нужны и в России.

— Со стороны бизнеса есть запрос на замещение более вредных компонентов менее вредными?

— Мы видим, что у населения есть потребность в такой продукции — с пониженным риском вреда здоровью, экологически чистой. Это и есть новое направление для работы бизнеса. Но снижение риска для здоровья должно быть доказано.

Мы хотим стать связующим звеном между регуляторами и бизнесом и тем самым внести свой вклад в важную работу по снижению вреда здоровью наших граждан, который вызван наиболее распространенными факторами риска.

«Эксперт» №36 (999)



    Реклама

    как Enterprise Content Management управляет всем

    Более четверти века российские организации стремятся перевести свои рабочие процессы в цифровой формат и оперировать данными и электронными документами.

    Интервью Губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина

    Впервые за последние несколько лет бюджет ЯНАО на 2018-2020 года сверстан бездефицитным. 20 ноября читайте интервью Дмитрия Кобылкина


    Реклама