О том, что надо было начинать ещё вчера

Разное
Фото: Эксперт

Персонаж некогда знаменитого романа выражался так: «Время, которое у нас есть, — это деньги, которых у нас нет». Положение нового министра образования гораздо хуже. Денег у г-жи Васильевой тоже нет: ясно, что бюджет на образование не увеличат, — радоваться надо, если срежут не до костей. Но у неё, в отличие от Великого комбинатора, нет и времени. Образование в жестоком кризисе, его многочисленные болезни становятся всё менее излечимыми. Конечно, хорошо бы иметь единый план антикризисных действий, но его заведомо нет: прежнее руководство отрасли не видело в нём нужды, новое не успело его составить — да и само-то ещё не вполне сформировано. Зато есть немало важных дел, не требующих ни денег, ни особо сложной подготовки, и притом, что немаловажно, не чреватых публичными протестами, — и эти дела следует начинать незамедлительно, ибо никакой разумный план всё равно без них не обойдётся. Сколько я могу судить, по их поводу среди специалистов (естественно, кроме тех, кто делал и сделал карьеру на «реформе образования») особых разногласий нет. Позволю себе назвать некоторые из них.

Прежде всего, конечно, полный стоп. Немедленный мораторий на любые новые реформы и на имплементацию недавно принятых, но ещё не реализованных решений. В идеале пауза должна продлиться до публичного подведения итогов двадцатилетней реформы образования; на практике — хотя бы до того момента, как новое руководство определится со связным планом действий. Впрочем, в некоторых отношениях стопорить мало, нужно врубать «полный назад». Так, нужно срочно спасать то, что ещё можно спасти в педагогическом образовании, иначе останемся совсем без годных учителей. Вернуть в уцелевших педвузах специалитет, отказавшись от неуместного в них бакалавриата (то же верно и для вузов инженерных). Перейти от сокращения к посильному развитию региональных вузов — и тоже не только педагогических: столичные выпускники не поедут в провинцию ни учить, ни лечить, ни инженерить.

Далее, то, о чём уже много говорено: срочная дебюрократизация образования, как общего, так и высшего. Школьные и вузовские педагоги завалены идиотской писаниной, это нужно и, казалось бы, не так уж трудно прекратить. Увы, трудно. Скажем, и прошлый министр, Ливанов, вступая в должность, обещал быстро освободить учителей от лишней отчётности. Потом замолк на несколько месяцев: «научно изучал вопрос». Изучил — и издал указивку, что, мол, школа вправе отказываться от писанины по запросам чужих чинуш, не минобровских. «Так ведь львиная доля бумаг пишется именно по требованию Минобра?!» А это будете терпеть… Реформаторы образования были одержимы сверхконтролем — и деградация образования, которой сверхконтроль никак не помешал (а по мне, так и очень поспособствовал), есть достаточная причина, чтобы его прекратить. Нынешний разветвлённый аппарат Минобра требует всё большего потока отчётности, поскольку этот поток — и только он! — составляет базу существования и бесконечного разрастания самого аппарата. Значит, чтобы всерьёз сократить поток, н