Опять о всеподметающей статье

Разное
Фото: Эксперт

Статья 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») и набирающая обороты практика её применения мне — и не только мне — очень не нравятся. Сегодня налицо весомый повод снова заговорить об этом: на днях прокурор потребовал осудить на два года в колонии общего режима обвиняемого по этой статье А. Б. Носика. Блогера (а также журналиста и медиаменеджера) Носика лет пятнадцать назад в рунете знали просто все, сейчас знают очень многие — причём «знают» тут вовсе не означает «безоговорочно поддерживают». Не думаю, что и среди постоянных читателей этого автора найдётся много таких, кого он ни разу не разозлил. Он часто пишет, не выбирая выражений, — о нём не выбирая выражений пишут ещё чаще. Со всем тем, мало кто обрадовался намерению прокуратуры посадить блогера за высказанное им — пусть и в чрезмерно атакующем тоне — одобрение российских бомбардировок в Сирии. Сажать известного человека, очевидно не причастного ни к какой экстремистской деятельности, за слова — пусть и впрямь, на иной взгляд, неумные, но ведь никому не принесшие вреда, да и неспособные навредить, — слишком уж явный перебор.

Впрочем, есть и радующиеся засветившей Носику посадке — как находятся немало радующихся и каждый раз, когда по этой же статье сажают кого-то из противоположного политического лагеря. По мне, что «либералы», что «патриоты» в таких случаях валяют огромного дурака. Если у арбитра на футбольном поле кроме свистка есть и дубинка, которой он время от времени ломает ногу игроку то одной, то другой команды, у обеих сторон нет повода хлопать в ладошки. «Вот когда мы придём к власти — мечтательно говорят “эти”, — мы 282-ю будем применять правильно: пересажаем “тех”» — и vice versa. Мечтания удивительно глупые. Приход к власти что «тех», что «этих», вежливо говоря, писан вилами по дальней воде (помимо многого другого ещё и благодаря такому вот злобному сектантству!), тогда как посадить кого угодно, лишь бы написал где-нибудь хоть две строки, можно уже сейчас. И ведь сажают же — и тех, и этих; ещё недавно — десятками в год, сейчас уже — сотнями, что дальше будет?

Чем и сама 282-я в её нынешнем виде, и её применение весьма нехороши, говорено уже не раз, в том числе и на этих страницах. Поэтому — очень коротко и всего три простых тезиса. Во-первых, состав преступления сформулирован крайне размыто — при полном отсутствии (в действующем законодательстве) дефиниций используемых терминов. Не в том беда, что под эти формулировки можно подогнать Сергия Радонежского, — его-то судить по 282-й не будут. Беда (и, боюсь, скрытый смысл) расплывчатости в том, что попасть под монастырь могут и котята, и утята, и жучки, и паучки. Бояться, что внезапно угодишь под суд за рядовое высказывание в сети, а то и за лайк или за ретвит, должны теперь все. А это нехорошо, когда все должны бояться слово сказать. Конституция прямо запрещает такое обременение.

Во-вторых, судебная практика по этой статье — в полной гармонии с указанной особенностью её текста — и