О бюджетном подходе к проблеме абортов

Разное
Фото: Эксперт

Внезапно вспыхнувшая дискуссия об абортах привела пока что к не самым плохим результатам — судя по первым её дням, можно было ждать худших. От жаркого обсуждения религиозных (или антирелигиозных) и этических вопросов дискуссия стала смещаться к конкретике, а потому утрачивать лишний пыл и обретать практический смысл. Высокотеоретические споры на эту тему не только однообразны и заведомо не могут завершиться консенсусом, но и не очень нужны. И люди верующие, и адепты прав личности большей частью согласны в том важнейшем пункте, что аборты суть зло. В сети, конечно, есть всё: я видел и петицию к властям с требованием ввести в УК кару за само именование аборта злом (за «пропаганду, направленную на формирование комплекса вины у женщин за прерывание беременности»), — но это всё-таки редкость. А раз все стороны хотят бороться с этим злом, но расходятся во мнении о путях и сроках, то честный анализ реалий в общих интересах.

Реалии нехороши. Абортов в России делают чрезвычайно много: по официальной статистике под миллион в год, по неофициальной — много больше. Правда, все последние годы их количество неизменно снижается, но продолжает оставаться заметно более высоким, чем во множестве других стран. Понятно, что время от времени возвращается на авансцену требование аборты запретить, но столь же понятно, почему их до сих пор не запретили: и в истории, и на сегодняшнем глобусе хватает доводов против такой меры. Что такое был сталинский запрет абортов в нашей стране, сегодня мало кто знает — разве что по семейным преданиям; но специалисты-то помнят, что запрет этот был кровав. Только по официальным данным смертность от абортов за годы запрета выросла втрое; число изуродованных и погибших при нелегальных операциях, а тем более число молодых жизней, искалеченных страхом и унижением, неизвестно никому. Что же до сегодняшнего глобуса, то оказывается: жёсткое регулирование этой сферы отнюдь не означает, что в стране меньше абортов; зато оно означает, что в стране больше небезопасных абортов. Так было бы и у нас — и даже хуже, чем во многих других местах. У нас вон, как я с изумлением узнал, читая нынешние дискуссии, до сих пор многим женщинам делают аборты без наркоза. Я бы и не поверил, да «Яндекс» меня убедил. Вот цитата с сайта московской клиники: «Некоторые пациентки сознательно отказываются от наркоза из желания сэкономить, поскольку данная услуга оказывается платно. Однако цена в клинике *** в Москве вполне доступна»… Так что при очередном запрете даже в Москве, а не только в депрессивных дальних городках, женщины скорее всего начнут тыкать в себя вязальными крючками, как их прабабки в 1940-х.

Устойчивое снижение числа абортов в России эксперты уверенно объясняют улучшением социальных условий — в частности, введением материнского капитала. Если мы хотим, чтобы это снижение не прекратилось и даже ускорилось, нужно настойчиво принимать хорошо известные специалистам меры. Да, вероятно, в чём-то нужны и устрожения. Так, конечно же, нужно запретить врачам встреч