Впечатляющий рост

Специальное обозрение
РОССИЙСКИЕ ВУЗЫ
«Эксперт» №45-46 (1007) 14 ноября 2016
Российские вузы резко продвинулись в глобальных мировых рейтингах. Это наглядно демонстрирует действенность федеральной программы по повышению конкурентоспособности отечественных университетов «5–100». Опыт ведущих университетов планируется распространить на всю высшую школу
Впечатляющий рост

Нынешний год стал в какой-то степени переломным для отечественных университетов, участвующих в федеральной программе повышения конкурентоспособности российских вузов «5–100» (см. «О проекте “5–100”»). Во-первых, результаты трех очередных глобальных рейтингов университетов (ARWU, QS, THE) продемонстрировали очевидный рост присутствия российских вузов в элите мирового высшего образования. При этом столь же очевидно, что этот рост обеспечивается в основном вузами, участвующими в программе «5–100». Во-вторых, существенно изменилась методология проекта: с этого года львиную часть денег по программе «5–100» из федерального бюджета будут получать те вузы, которые действительно развивают компетенции мирового уровня (в рамках так называемых стратегических академических единиц — САЕ). В-третьих, ясную и публичную поддержку проекту «5–100» в этом году высказали и первые лица государства, и новый министр образования Ольга Васильева, в августе 2016-го сменившая на этом посту Дмитрия Ливанова. Все это говорит о том, что целенаправленная поддержка конкурентоспособности 21 российского университета с каждым годом начинает давать все более весомые плоды, а значит, будет продолжена. При этом опыт и технологии, которые обретают ведущие университеты, в дальнейшем будут адаптированы под нужды всей высшей школы России.

Рост давления

Место того или иного университета в рейтинге напрямую влияет на его привлекательность в глазах научно-педагогических сотрудников, будущих студентов и заказчиков новых разработок. Наиболее авторитетными (глобальными) рейтингами мировое академическое сообщество сейчас признает три: Academic Ranking of World Universities (ARWU, Шанхайский рейтинг), QS World University Rankings (QS) и Times Higher Education (THE). Первый ежегодно отбирает и ранжирует 500 лучших вузов мира, второй — 800, третий (с этого года) — 980. Это менее 5% от общего числа университетов мира.

Методология этих рейтингов дает неоспоримое преимущество в них англоязычным вузам, в первую очередь университетам США и Великобритании. Однако, поскольку российская высшая школа становится частью мирового научно-образовательного пространства, попасть в первую сотню этих рейтингов — мечта большинства отечественных университетов, записанная в их «дорожных картах».

С этой точки зрения 2016 год принес российским вузам большой успех. В августе этого года в рейтинге ARWU к Московскому государственному университету им. М. В. Ломоносова (МГУ, 87-е место) и Санкт-Петербургскому государственному университету (СПбГУ, группа мест 310–400) впервые присоединился Новосибирский государственный университет (НГУ), вошедший в группу 401–500 этого рейтинга.

В начале сентября был опубликован всемирный рейтинг университетов QS, куда вошли 22 российских вуза, 13 из которых представляли проект «5–100». Как и в прошлом году, лучшим из наших вузов оказался МГУ, оставшийся на 108-м месте. При этом НГУ поднялся на 26 ступеней этого рейтинга по сравнению с прошлым годом (291-е место). Сильный рост (на 80–100 мест)

 

 

О проекте «5–100»

 

 

Проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров «5–100» призван способствовать наращиванию научно-исследовательского потенциала российских университетов, укреплению их конкурентных позиций на глобальном рынке образовательных услуг.

Проект начат в 2013 году и рассчитан на семь лет. Реализуется под эгидой Министерства образования и науки РФ. Сейчас в проекте принимает участие 21 российский вуз. Объем субсидий из федерального бюджета на повышение их конкурентоспособности в 2016/17-м учебном году составляет 11 млрд рублей.

Главный управляющий орган проекта — международный Совет по повышению конкурентоспособности. Итогом «5–100» должно стать появление в России к 2020 году группы современных университетов-лидеров с эффективной структурой управления и международной академической репутацией, способных соответствовать мировым тенденциям развития и мобильно реагировать на глобальные изменения. Не менее пяти из них к этому времени должны войти в топ-100 глобальных рейтингов QS, THE и ARWU.

Томский политехнический университет в цифрах и фактах

Оценить эффективность участия ведущих российских университетов в проекте «5–100» можно на примере Национального исследовательского Томского политехнического университета (ТПУ). Этот вуз, один из старейших в России, вузов стал участником проекта в 2013 году.

Продвижение в мировых рейтингах

В международном рейтинге университетов QS World University Rankings Томский политех в 2012 году занимал позицию в группе 600+, в 2016-м он уже на 400-м месте. По динамике это один из лучших показателей среди российских вузов — участников проекта «5–100».

В другом авторитетном мировом рейтинге THE World University Rankings ТПУ впервые оказался в 2015 году. В 2016-м он расположился в группе 501–600. Это девятый показатель среди российских университетов и седьмой среди вузов — участников проекта «5–100».

Качество студентов плюс интернационализация

В 2013 году ТПУ ужесточил требования к поступающим в вуз, повысив минимальный порог баллов ЕГЭ. В результате средний балл ЕГЭ поступивших на первый курс для обучения по очной форме за счет бюджетных средств вырос с 62,2 (2012 год) до 76,7 (2016-й).

За последние четыре года количество магистрантов в вузе увеличилось втрое — с 708 до 2340 человек. Число аспирантов выросло на 300 человек, сегодня их в ТПУ 962.

Количество иностранных студентов выросло с 1909 человек (2012 год) до 4147, их них 972 — из 33 стран дальнего зарубежья. Доля иностранных студентов в общем числе обучающихся составила в 2016 году почти 25%.

Наука: ставка на ресурсоэффективные технологии 

Участие в проекте «5–100» позволило вузу трансформировать свою научно-исследовательскую повестку, сфокусировав ее на наиболее актуальных направлениях исследований, имеющих мировой резонанс. Основные направления научно-исследовательской деятельности ТПУ сосредоточены в рамках семи стратегических академических единиц (САЕ): «Космическое материаловедение», «Промышленная томография», «Ядерные технологии для онкологии», «Экоэнергетика», «Трудноизвлекаемые природные ресурсы», «Системы управления и телекоммуникаций», «Люди и технологии».

В вузе создан ряд новых научно-образовательных центров и лабораторий, в том числе международных. В 2015 году Международная ассоциация русскоговорящих ученых (RASA) открыла на базе Томского политехнического университета научный центр, который объединил шесть лабораторий.

В 2014 году все научно-педагогические работники были переведены на эффективный контракт. По итогам выполнения эффективных контрактов в 2016 году 53% сотрудников ТПУ выполнили свои обязательства на 100% (годом ранее таких было менее 40%).

За три года более чем вдвое увеличилось количество опубликованных научных статей, индексируемых в базах данных Web of Science и Scopus. Средний показатель цитируемости вырос в три раза. За три года каждый второй научно-педагогический работник ТПУ принял участие в программах международной и внутрироссийской академической мобильности.

Появилась возможность участвовать в реализации многих крупных производственных проектов, имеющих стратегический характер и для отдельных отраслей, и для государства в целом. Например, проект строительства газопровода «Сила Сибири», где ТПУ широко задействован благодаря партнерству с «Газпромом», для которого вуз является опорным. Или проект «Прорыв», реализуемый госкорпорацией «Росатом» на базе Сибирского химического комбината. В сотрудничестве с РКК «Энергия» в марте 2016 года на космическую орбиту был отправлен спутник «Томск-ТПУ-120», созданный учеными Томского политехнического.

Финансы и материальная база

В 2016 году построен Научный парк ТПУ, завершена модернизация и произведен запуск исследовательского ядерного реактора.

ТПУ существенно обновил материальную базу: приобретено научно-лабораторного оборудования более чем на 2,5 млрд рублей. Консолидированный бюджет университета составил в 2015 году 8,15 млрд рублей, это на 2,5 млрд больше, чем в 2012-м. Более половины доходной части бюджета вуза составляют средства, полученные на конкурсной основе и от внебюджетной деятельности (в том числе более 2,2 млрд рублей по выполненным научно-исследовательским работам).

Построены современное 17-этажное общежитие для магистрантов и аспирантов, плавательный бассейн, проведена санация общежитий студгородка, модернизирован стадион «Политехник».

Ректор ТПУ профессор Петр Чубик:

— Главными плюсами участия нашего вуза в проекте «5–100» я считаю возможность реализации качественных преобразований. Мы перешли на новый уровень стратегического планирования работы, сфокусированный на достижении конкретных результатов и показателей в определенные временные сроки, ориентированный на лучшие мировые практики в науке и образовании. Студенты и сотрудники ТПУ получили возможность обучаться и стажироваться в ведущих научно-образовательных центрах мира. Новый опыт и компетенции привнесли в вуз иностранные ученые и преподаватели. Каждая новая приемная кампания свидетельствует, что университет становится центром притяжения молодых талантов со всего макрорегиона (Сибирь), стран ближнего и дальнего зарубежья. Главное, что в коллективе вуза изменилась психология, отношение к работе, появилось стремление быть лидерами.

«Выигрывает тот, кто последовательно меняет себя шаг за шагом»

На вопросы «Эксперта» отвечает Евгений Ваганов — академик РАН, ректор Сибирского федерального университета

 

— 4 ноября Сибирский федеральный университет отметил юбилей — ровно десять лет назад вышло распоряжение правительства Российской Федерации о создании вуза. Как вам предложили возглавить СФУ?

— За год до образования СФУ достаточно бурно обсуждалась необходимость создания национального университета и, естественно, кандидатура ректора. Я тоже участвовал в дискуссиях на эту тему, преимущественно критиковал. Очень много всего было тогда смешано: и стратегии, и тактики, и невнятность основной задачи и путей решения проблемы. Предложение возглавить университет было более чем неожиданным, а на раздумье мне дали только сутки. Уже через неделю мы с тогдашним губернатором Красноярского края Александром Геннадиевичем Хлопониным вылетели на встречу с министром образования и науки в Москву. Андрей Александрович Фурсенко так сформулировал свой первый вопрос: «Евгений Александрович, вам-то это зачем? Вы — академик, директор института». Я ответил: «Мне интересно».

Опыт создания университета новой формации, опыт слияния вузов — это действительно уникальный опыт, он очень пригодился федеральным университетам страны. СФУ стал создателем большого количества удачных прецедентов.

— Каков стратегический ориентир, к которому вы двигались эти десять лет?

— До нас не было прецедентов столь масштабных объединений вузов в России и за рубежом. Но с самого начала у нас было на примете несколько хороших мировых образцов, которые близки нам и по научной тематике, и по специфике территории. Один из них — Университет Альберты в Канаде. Если мы через десять лет максимально приблизимся к ним по таким параметрам, как научная продуктивность и академическая репутация, то, считаю, это очень хорошо. Сделать такой скачок сейчас довольно непросто. Они тоже не стоят на месте.

— Как повлияло на исследовательскую активность вхождение вашего вуза в программу «5–100»?

— Мы присоединились к проекту всего год назад. Первый транш, который мы получили, не очень большой — около пяти процентов бюджета СФУ. По условиям он направлен на трансформационный компонент. Важно, что проект «5–100» позволил запустить несколько десятков подпроектов, направленных на интегрированность в международное научное пространство, повышение публикационной активности, узнаваемость бренда университета.

Деньги — это хорошо, но люди важнее. Даже не получив финансовой поддержки для реализации программы развития СФУ на 2011–2020 годы и спустя пять лет не попав в первую волну проекта «5–100», мы последовательно реализовывали то, что планировали делать, как если бы вошли. Только двигались медленнее и сократили количество проектов. Очень важно не ждать, дадут ли денег, а поступать как необходимо.

— У многих университетов есть научные специализации. А у вас?

— У нас двадцать институтов в составе университета, поэтому мы ведем многопрофильные исследования. Приоритетные — природопользование, экология и устойчивое развитие; металлургия, геология и геотехнологии; переработка и транспортировка углеводородов; современные системы навигации и связи; энергетика; новые строительные технологии; промышленные биотехнологии и биомедицина.

В рамках проекта «5–100» у нас сформулировано позиционирование — Agriculture & Forestry и Environmental Sciences. До 1990-х годов Красноярск считался центром науки о лесе. Так было и в России, и в мире, поскольку Институт леса имени В. Н. Сукачева СО РАН был на то время единственным в мире членом крупнейших международных лесных организаций. Поэтому наше позиционирование отнюдь не случайно. Мультидисциплинарные научные проекты включают в себя исследования по геномике древесных растений, биоинформатике, лесным пожарам, энтомофитопатологии, биогеохимии, гидробиологии, геоинформационным системам и дендроклиматологии. Эти направления выкристаллизовались в бренд «Тайга», который мы хотим закрепить за СФУ.

— Есть примеры того, как научные разработки СФУ начинают, так сказать, «работать» в экономике? 

— Очень интересна, к примеру, работа, которой занимаются наши ученые совместно с представителями «Русала», — разработка технологии получения алюминия с применением так называемых инертных анодов и низкотемпературного электролиза. В перспективе это должно привести к созданию электролизеров нового типа и появлению способа производства алюминия, который кардинально отличается от используемой сегодня во всем мире технологии Содерберга. Технология позволит значительно сократить себестоимость производства металла, исключив затраты на производство угольных анодов, а также существенно нарастить производительность за счет увеличения площади реакции. Внедрение режимов самопроизвольной эвакуации алюминия и кислорода, подачи глинозема — все это позволит полностью автоматизировать процесс.

— Каковы планы на перспективу?

— Они замечательно прописаны в программах развития и повышения конкурентоспособности СФУ до 2020 года, и надо приложить максимум усилий всего коллектива для их успешного выполнения. Выигрывает тот, кто последовательно меняет себя шаг за шагом.