Зачем России порт третьего поколения

Ленинградская область
«Эксперт» №45-46 (1007) 14 ноября 2016
Развитие припортовых территорий порта Усть-Луга вернет в Россию добавленную стоимость

Один из важных элементов импортозамещения — перенос грузоперевалки из европейских портов в российские и организация там промышленных кластеров, позволяющих перерабатывать углеводороды до более высокого передела, оставляя добавленную стоимость в стране. Однако пока лишь один российский порт способен достичь поставленной цели. Это морской порт Усть-Луга с припортовыми территориями.

О том, как Балтийская агломерация инфраструктурно-промышленного типа может придать ускорение экономике, способствовать импортозамещению и повысить долю добавленной стоимости, остающейся в России, «Эксперту» рассказал генеральный директор мультимодального комплекса «Усть-Луга» Михаил Ерофеев.

Не порты, а гигантские производственные корпорации

— Давайте начнем с общего. Какие порты сегодня есть у России? И как на их фоне выглядит порт Усть-Луга?

 — У России три основных выхода в Мировой океан: из морских портов Санкт-Петербурга и Северо-Западного федерального округа, южные порты, главным образом Новороссийск, и порты Дальнего Востока. Все они сейчас активно развиваются; несмотря на кризис, перевалка растет. Объем перевалки морского порта Усть-Луга растет с каждым годом. В прошлом году было почти 88 миллионов тонн, в этом году, возможно, уже будет за 90 миллионов. А проектировался он вообще на 180 миллионов тонн. Этому, думаю, будет способствовать поручение президента вывести все грузы из прибалтийских портов.

— То есть вы уже наблюдаете конкретные позитивные последствия? 

— Трудно говорить о порте в целом. Дело в том, что в Усть-Луге нет единой администрации. В порту работают двенадцать терминалов, и все они частные. Есть только Росморпорт, который осуществляет общее обслуживание акватории, судов, лоцманскую проводку и так далее. Но могу привести один пример: сейчас на западном направлении объем перевалки угля падает, но он не падает в морском порту Усть-Луга, он падает по направлениям Прибалтики.

— А каков европейский опыт?

— В основном другой. Например, в Гамбурге это однозначно городская собственность и там заключаются договоры аренды на длительные сроки, сорок девять лет, даже больше. И терминалы работают именно на длительных договорах аренды. В Антверпене примерно такая же картина, но это не мешает им работать. У Антверпена в 2015 году объем перевалки составил около 208 миллионов тонн. У Роттердама —около 466 миллионов тонн, там гигантская цифра. Гамбург — около 138 миллионов тонн. И все эти порты относятся к портам третьего поколения.

— Правильно ли я понимаю, что Усть-Луга — это единственный порт третьего поколения в России?

— Точной градации нет. Но почему мы говорим, что Усть-Луга — это порт третьего поколения? Потому что если рассматривать общую тенденцию, то порт третьего поколения не ограничивается наличием каких-то технических элементов. Допустим, в некоторых портах есть полностью автоматизированные терминалы, где грузовики возят контейнеры без водителя или документооборот полностью компьютеризирован, есть информационные системы и по грузам, и по остальной ло