Сигналы под новый цикл

Тема недели / Дело Улюкаева Арест Алексея Улюкаева предвещает обновление экономической политики, усиление борьбы за госактивы и свидетельствует об ужесточении антикоррупционной борьбы
ТАСС

Дело Алексея Улюкаева, безусловно, «сигнальное». Не так важно понять, почему министр экономического развития России может согласиться на взятку в два миллиона долларов за положительное заключение на приватизацию «Башнефти» и насколько суровым будет наказание, сколько разобраться в том, кому направлен «сигнал» и какие сдвиги в экономической и политической жизни страны нас ожидают. Ключевых вопросов два. Первый: почему именно сейчас Владимир Путин, который был в курсе разработки силовиков, поддержал прецедентный арест действующего министра. Второй: почему этому делу придан жесткий публичный характер. Известно, что Путин не сторонник резких мер в отношении элиты и склоняется к ним только в случае откровенного предательства. Сигнал был сознательно «усилен». Что сделал представитель либерального блока правительства?

Логика

Анализ коротких и длинных циклов развития России позволяет предположить следующую логику. На носу предвыборный год и, вероятно, последний срок Путина на посту главы государства. Задачи нового цикла видятся так: завершить кадровую ротацию с опорой на технократов, встряхнуть чиновничество и усилить эффективность бюрократического аппарата, очистить элиты от коррупционных метастазов, расширить зону влияния политической системы страны и задать условия для интенсивного экономического роста (с темпами, превышающими декларируемые нынче 1–2% роста ВВП). Причем реализовывать эти амбициозные планы должна система, а не только «личная команда» президента.

Важно понимать, что речь не идет о некой новой идеологической платформе. Вышеперечисленные задачи — суть отложенного плана Путина, с которым он возвращался в Кремль на третий срок. Вспомним инициативы президента четырехлетней давности. Во-первых, «майские указы», мощная стимулирующая программа в социально-экономическом секторе. Во-вторых, большая политическая реформа, усиленная реакцией на «болотные» протесты. В-третьих, готовность президента руководить министерствами чуть ли не в ручном режиме, опираясь на свой четырехлетний опыт руководства правительством. Тогда еще много писали о фактическом слиянии президентской и исполнительной власти. В общем, Владимир Путин планировал серьезно заняться хозяйственным и политическим развитием страны, а отношения с внешним контуром должна была определить сочинская Олимпиада. Мы рассчитывали показать всему миру, что умеем созидать, реализовывать крупные проекты, что готовы побеждать и вообще открыты глобальным процессам.

Однако украинский переворот, поддержанный западными странами, сорвал планы и сменил парадигму президентской программы. Мы вступили в эпоху холодной войны и получили «горячую» войну на своих границах. Давление было столь сильным, что Путин полностью сосредоточился на внешней политике и оставил социально-экономическую жизнь России под ответственность правительства. Новый цикл практически продублировал предыдущий, который начинался с чеченской военной кампании. А что было после Чечни? Переориентация Путина на задачи политико-экономического раз

«Западником» Улюкаев был всегда. Он неоднократновстречался с американскими послами и не скрывал,что подробно делился с ними своими взглядами на эко-номическую политику и приватизационную кампанию

«В ближайшие полтора-два года вас ждет много сюрпризов: в разработке более 250 человек в Москве, а такжепримерно 400 чиновников и “оборотней” в регионах»