Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Бизнес любит спокойствие

2016
ПРЕДОСТАВЛЕНО ROTOBO

О российско-японском экономическом сотрудничестве «Эксперту» рассказал глава московского представительства ROTOBO Накаи Такафуми

— Что представляет собой организация ROTOBO и какие цели перед ней ставятся?

— Японская ассоциация по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (ROTOBO) — это некоммерческая организация, которая была основана в 1967 году. Представительство в Москве было открыто в 1991-м.

Как следует из нашего названия, мы способствуем расширению торговых и инвестиционных отношений, развитию экономических связей между Японией и Россией и бывшими республиками Советского Союза. Для достижения этой цели мы проводим различные японо-российские бизнес-форумы, направляем в Россию японские бизнес-делегации, принимаем в Японии российские делегации, организуем встречи формата B2B, предоставляем различные консультации. На сегодняшний день ассоциация объединяет около 140 японских компаний, среди которых Toyota, Panasonic, Mitsui, Mitsubishi, Kawasaki и другие. Кроме того, среди членов нашей ассоциации есть и несколько российских компаний, в частности «Русал», TENEX, «Метрополь».

— Ваша деятельность по стимулированию работы японских компаний в России поддерживается какими-нибудь российскими общественными организациями?

— Целым рядом организаций. Самый важный партнер — «Деловая Россия». В ноябре 2012 года мы заключили партнерское соглашение и с тех пор совместно провели ряд крупных мероприятий, например Российско-японский медицинский форум (2013 год), Российско-японский инвестиционный форум (2014 год), Российско-японские круглые столы в рамках ПМЭФ и ВЭФ (2015 и 2016 годы), обменивались бизнес-делегациями. 16 декабря мы совместно планируем организовать «Российско-японский бизнес-диалог» в Токио, когда состоится официальный визит президента Путина в Японию.

— Насколько высок уровень координации между ROTOBO и JETRO (Японская организация внешней торговли)? Есть ли у вас какие-то совместные проекты?

— Мы отличаемся в базовом статусе наших организаций. JETRO — государственная организация, а ROTOBO — объединение частных компаний. Но тем не менее нас объединяет цель содействия развитию внешнеторговых и инвестиционных связей между Японией и Россией. Поэтому во многих сферах мы тесно сотрудничаем, распределяя между собой функции. Например, в ходе подготовки к международной промышленной выставке «Иннопром-2017». Япония там участвует в статусе страны-партнера, и JETRO отвечает за национальную экспозицию, а ROTOBO выступает в качестве оператора деловой программы. Таким образом, совместными усилиями мы надеемся обеспечить успешное проведение «Иннопром-2017», где Япония получит ценную возможность представить свои передовые технологии и новейшие промышленные продукты.

— Чем российский рынок интересен для японских компаний? В какие основные сектора экономики они приходят?

— В экспорте из России в Японию примерно 70 процентов приходится на нефть и природный газ. С момента аварии на АЭС «Фукусима», произошедшей в марте 2011 года, в Японии остановлены все АЭС, поэтому импорт газа из РФ приобретает такое значение. Что же касается японского экспорта в Россию, то тут 60 процентов всего объема занимают автомобили и автокомпоненты. Кроме того, в России работает более 60 заводов японских компаний, из которых 40 процентов относятся к автомобильному сектору (сборка автомобилей, производство автокомпонентов и шин). Россия в ближайшем будущем, безусловно, станет самым большим рынком автомобилей в Европе, поэтому она так привлекательна для японских автопроизводителей.

Таким образом, японо-российский бизнес сейчас в основном сконцентрирован на автомобилях и энергетике, слишком сильно зависит от этих отраслей. Такая концентрация в деловой сфере в случае возникновения внешних шоков может оказать негативное влияние и нанести сильнейший удар по двусторонним экономическим отношениям, привести к общему падению торговли и инвестиций. Чтобы минимизировать риски, необходимо диверсифицировать сотрудничество, постепенно повышая добавленную стоимость. Благо существует целый ряд отраслей, в которых есть скрытый потенциал для сотрудничества,

— Например?

— Думаю, что интерес японских компаний к российскому рынку отражен в плане сотрудничества, который был предложен премьер-министром Абэ президенту Путину во время встречи, состоявшейся в мае 2016 года в Сочи.

Этот план состоит из восьми пунктов и охватывает следующие сферы: 1) медицина и здравоохранение; 2) модернизация городской инфраструктуры; 3) сотрудничество между малыми и средними предприятиями; 4) энергетика (добыча и переработка углеводородов, энергосбережение, возобновляемые источники энергии); 5) диверсификация промышленной структуры и повышение производительности в России; 6) развитие Дальнего Востока России (сельское хозяйство, лесопереработка, рыбопереработка, совершенствование морских портов и аэропортов); 7) передовые технологии (IT, атомная энергетика и так далее); 8) расширение гуманитарного обмена (туризм, научный обмен и прочее).

Правительства и компании наших стран намерены приложить усилия для реализации более чем 30 проектов в наиболее важных сферах сотрудничества. Мы ожидаем, что подробно о реализации проектов будет объявлено 15–16 декабря во время визита в Японию президента Путина.

— Какие регионы России привлекают японский бизнес?

— В России можно выделить четыре основные территории, где работают японские компании: Москва и регионы вокруг Москвы; Санкт-Петербург и Ленинградская область; Дальний Восток и Приволжский регион.

— В Москве и Санкт-Петербурге крупнейший рынок, на Дальнем Востоке в географической близости от Японии находятся богатые ресурсы (углеводородное сырье, лес, морские продукты). Но чем японских бизнесменов привлекло Приволжье?

— В Приволжском округе создан автомобильный кластер, в котором работают АвтоВАЗ, ГАЗ, УАЗ, КамАЗ. Почти все японские компании, работающие в этом регионе, имеют отношение к сектору автомобильной промышленности. Например, в Тольятти и Ижевске — производство легковых автомобилей компании Nissan, в Ульяновске — производство грузовиков компании Isuzu, в Набережных Челнах работает Mitsubishi Fuso. Кроме автомобильных компаний в Приволжье стали приходить японские производители автокомпонентов и шин. В сентябре 2016 года в Ульяновске началось производство шин на заводе компании Bridgestone. Учитывая, что автомобилестроительные компании, разместившие производства в России, имеют обязательства по повышению уровня локализации, можно предположить дальнейшее увеличение в этом регионе числа компаний — производителей автокомпонентов. Особенно учитывая, что местная администрация пытается создать благоприятные условия для инвесторов в виде формирования корпораций развития, которые выполняют функцию «одного окна» при взаимодействии компаний с госструктурами и осуществляют эффективную коммуникацию.

— В каждой стране есть свои особенности ведения бизнеса — деловой этикет, специфика законодательства. Есть ли у японских компаний особенности, которые удивляют российских партнеров?

— Российские бизнесмены иногда говорят о «медленности принятия решений» их японскими партнерами. Иногда это воспринимается чуть ли не как отсутствие заинтересованности японской стороны, что зачастую вызывает затруднения в дальнейшей работе. На деле же все проще. В российских компаниях принята форма принятия решений «сверху вниз», и по одному приказу руководителя все приходит в движение. В японских компаниях зачастую принята модель согласования «снизу вверх», поэтому требуется время для передачи информации до высшего руководства, что и может быть воспринято как медленное принятие решения. Да, в тех случаях, когда требуется оперативность, длительный процесс приятия решений может привести к потере бизнес-шанса. Однако такая модель поведения уходит корнями в период формирования структуры японских компаний и корпоративной культуры, и это не то, что так просто можно изменить.

— А может, все-таки стоит?

— Навряд ли, ведь у такой модели поведения японских компаний есть и положительные стороны. Компания тратит много времени на тщательное исследование и изучение исходных данных, поэтому в проектах, принятых к реализации, очень низкий процент неудач. Кроме того, принявшись за проект единожды, японские компании нацелены довести его до конца. Что, кстати, уже принесло России пользу. В вашей стране уже три года продолжается депрессия, некоторые западные компании уже приняли решение об уходе с российского рынка. Японские компании, принявшие решение о вхождении на российский рынок, стараются до последнего, поэтому за эти три года почти никто из них не ушел из России. Более того, число членов Японского бизнес-клуба — организации, которая объединяет японские компании, ведущие бизнес в России, — даже выросло с 188 компаний в 2014 году до 197 в 2016-м.

— Каковы вообще основные препятствия, мешающие японским компаниям эффективнее работать на российском рынке?

— Анкетирования о состоянии деловой среды России, проводившиеся среди японских компаний, выявляли ряд проблем, например хлопотные и затратные разрешительные процедуры, часто меняющиеся законы, непрозрачные процедуры таможенных формальностей. Однако, на наш взгляд, основная проблема не в этом. Во-первых, потому, что такие сложности есть не только в России, но и во многих других странах и регионах. Во-вторых, ситуация тут меняется к лучшему. Уровень российской деловой среды, по оценке Всемирного банка, в рейтинге Doing Business поднялся с 123-го места в 2011 году на 40-е место в 2016-м («виновными» в этом подъеме стали эффективно работающие Агентство стратегических инициатив и «Деловая Россия»).

Настоящую проблему, препятствующую работе и активному продвижению в России японских компаний, мы видим в резких «взлетах и падениях», в нестабильности конъюнктуры. Все ждут устойчивого роста, вдруг наступает кризис — и это каждый раз повторяется. Не случайно руководитель одной японской компании, работающей в России, образно сравнил эту работу с «ездой на американских горках». В таких нестабильных условиях трудно ожидать увеличения числа компаний, которые хотят продвигаться в России. Особенно эти условия мешают выходу на российский рынок компаний малого и среднего бизнеса. В отличие от крупных фирм они не имеют больших финансовых возможностей и не могут противостоять повторяющимся кризисам. Поэтому этих компаний в России сейчас чрезвычайно мало.

Поскольку основной причиной таких резких «взлетов и падений» является высокая зависимость экономики от сырьевого сектора, необходимо проводить ее диверсификацию, чтобы уменьшить амплитуду скачков и сделать экономику предсказуемой для инвесторов. И мы ожидаем соответствующих инициатив от правительства России.

«Эксперт» №49 (1010)



    Реклама

    Эстеты с фабричного двора

    Московская проектная компания «АКРА» демонстрирует новаторский подход к проектированию производственных зданий, стремясь сделать их соответствующими инновационному духу времени и начиная с неочевидного для многих эстетического фактора, за которым скрываются другие нестандартные решения


    Реклама