Экономика


Призовая сделка

2016

«В беспощадном мире торговли сырьевыми товарами нет большего приза, чем Россия», — написал о сделке по приватизации 19,5% «Роснефти» Bloomberg. Еще один штамп — «продажа российской жемчужины». Однако детали сделки говорят о том, что мы скорее получили приз, чем стали им сами.

Акции «Роснефти» к концу торговой сессии четверга, 8 декабря, взлетели более чем на 5% — на новости о приватизации. «Роснефть» уже давно является фаворитом российского фондового рынка, и теперь полностью оправдала это звание, подтолкнув индекс ММВБ к новому историческому максимуму (а сама «Роснефть» теперь стоит более 4 трлн рублей). Самое интересное, что участники финансовых рынков трактуют приватизацию однозначно: для них это прорыв и самой «Роснефти», и всего российского бизнеса — фигурально выражаясь, вновь прорубленное окно к иностранным инвесторам. А аналитики Sberbank CIB отметили, что продажа госпакета «Роснефти» позитивно повлияла на восприятие рубля в преддверии конца года — так что, похоже, никакой девальвации теперь не ожидается. Рубль в пятницу взлетел к максимумам годичной давности — 62,2 рубля за доллар.

Для самой «Роснефти» эта сделка позитивна еще по одной причине: до недавнего времени считалось, что компания может купить пакет сама — но в этом случае ей пришлось бы нарастить долг. Теперь и этот риск нивелирован. Игорь Сечин уже анонсировал дивидендные выплаты в размере 35% чистой прибыли по МСФО. Это прекрасная новость не только для новых инвесторов, но и для тех, кто покупал акции на народном IPO десять лет назад по 203 рубля (сейчас одна бумага «Роснефти» стоит 370 рублей). Окончательно закрыта продажа будет 15 декабря. Тогда же деньги поступят в бюджет.

Помимо решения бюджетных проблем сделка по приватизации пакета «Роснефти» определит вектор развития нефтяной отрасли России и мира на десятилетие вперед. Участие катарского фонда в капитале российской компании можно трактовать как установление партнерства с ближневосточными странами — это позволяет надеяться как на то, что наш голос лучше будут слышать в ОПЕК (Катар является ее членом), так и на то, что в ближайшем будущем мы увидим и другие инвестиционные сделки с участием ближневосточных капиталов. Можно вспомнить еще одного партнера РФПИ — инвестиционную компанию Mubadala, подконтрольную правительству Абу-Даби.

В принципе, договоренность ОПЕК о снижении добычи, достигнутая в конце ноября, по времени совпала с нашей приватизационной сделкой (окончательные договоренности относительно ОПЕК должны были быть достигнуты 10 декабря). Совпадение этих двух событий (вкупе с запущенными в конце ноября биржевыми торгами российской нефтью Urals, еще одним проектом Игоря Сечина) может давать надежду на начало нового сырьевого цикла. Как и участие Glencore в сделке такого уровня. «Сырьевые гении из Glencore не слушают байки про ветряки в Дании, солнечные батареи в Баварии, а думают о росте потребления в Индии, Индонезии, Пакистане, Вьетнаме и на Филиппинах», — написал в своем комментарии частный трейдер и основатель независимого аналитического проекта «Аленка капитал» Элвис Марламов, и, похоже, это действительно так.

И конечно, с определенной точки зрения приватизацию «Роснефти» можно считать результатом наших действий в Сирии. Политическим и, что в данном случае ощутимее, экономическим.

«Эксперт» №50 (1011)




    Реклама



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика