Алеппо наш. Война продолжается

Политика / Война в Сирии Россия с союзниками провели уникальную операцию по освобождению Алеппо, но потеряли Пальмиру. Инициатива на нашей стороне, а дальнейшие цели сирийских войск — загадка для противников
ТАСС

Блистательно завершилась крупнейшая за последние годы битва на Ближнем Востоке. Восточный Алеппо пал, остатки боевиков выехали в провинцию Идлиб. Город взят с минимальными потерями, разрушениями и жертвами среди мирных жителей. На активную фазу операции пришлось примерно три недели — такого не ожидал никто, даже последние оптимисты говорили о долгих месяцах кровопролитных боев за городские кварталы. Российские военные специалисты вновь доказали, что способны конструировать уникальные военные операции в современных условиях ведения боевых действий. А пехота Сирийской Арабской армии (САА) и многочисленных союзников набрала критическую массу опыта, что позволяет оптимистически оценивать перспективы всей кампании.

Просчеты сирийского Генштаба дорого обходятся армии и отсрочивают финал битвы за страну. Но России это на руку
Петр Скоробогатый

Конечно, неожиданная потеря Пальмиры, павшей за пару дней под внезапным натиском боевиков «Исламского государства» (ИГ, ДАИШ; организация, запрещенная в России), изрядно подпортила праздничное настроение. Но это скорее удар по имиджу, нежели серьезная стратегическая неудача. В свою очередь освобождение Алеппо можно сравнить с финалом битвы за Сталинград: в войне наступил перелом, хотя впереди немало боев и много крови. Главная интрига заключается в том, на какой фронт теперь отправится двадцатитысячная ударная группировка союзников.

Алеппо

Даже разделенный пополам между правительственными войсками и конгломератом разношерстных боевиков Алеппо считался столицей сирийской оппозиции. Бои здесь начались еще летом 2012 года. От двух довоенных миллионов в городе осталось 200–300 тысяч жителей. Промышленность и инфраструктура разрушены. Тем не менее для Башара Асада освобождение города было не только важной политической задачей, но и задачей стратегической. Отныне Дамаск контролирует все крупные точки условной оси север—юг, протянувшейся вдоль прибрежной территории, на которой все еще живет более 60% населения страны. Опора на эту важнейшую коммуникационную линию позволяет генерировать экономическую активность, быстро маневрировать военными частями и преподносить неприятные сюрпризы противникам.

Отсутствие компромисса в отношениях с США невольно втягивает Россию в гонку вооружений. Первым ее результатом стало появление современной профессиональной российской армии, которая способна проводить эффективные операции вдали от своих рубежей
Петр Скоробогатый

В свою очередь комбинация стратегических и политических факторов была главным препятствием на пути освобождения города. Долгое время Алеппо являлся главным перевалочным пунктом для террористов всех мастей, а также для оружейных и нефтяных потоков из Сирии в Турцию. И многочисленные спонсоры делали особую ставку на этот важный логистический пункт. Кроме того, алеппские «сидельцы» в западной пропаганде представлялись политической оппозицией режиму Асада, а на главенствующую р

Тем временем в Мосуле

Спустя два месяца после начала операции в Мосуле коалиция вошла лишь в предместья и имеет слабые перспективы на победу в зимние месяцы. Город обороняют 10–15 тысяч боевиков «Исламского государства» (ИГ; организация, запрещенная в России) и сочувствующее суннитское ополчение. Наступает же огромная стотысячная группировка, в составе которой армия силы безопасности Ирака, курдские отряды Пешмерги, шиитское проиранское ополчение, а также контингенты НАТО, которые, само собой, в бой не идут, а обеспечивают артиллерийскую поддержку и беспилотную разведку для авиаударов. Наступление развивается с трех сторон: с севера и востока подходят курды и иракская полиция, с юга — две иракские механизированные дивизии и шиитское ополчение. Мосул удалось взять в неплотное кольцо, но на этом успехи союзников закончились.

Западная пресса крайне скупо комментирует операцию, и понятно почему. Во-первых, сорваны все объявленные сроки, а ведь Мосул обещали взять к президентским выборам в США. Во-вторых, на наших глазах (но «втайне» от западных журналистов) разворачивается подлинная гуманитарная катастрофа. Миллионный город ровняют с землей авиация и артиллерия, огонь ведут по площадям, а не по единичным целям. Боевики Халифата отсиживаются в подземных бункерах, нарытых за два года подготовки к обороне, а гибнет мирное население. Счет жертвам уже идет на тысячи. Никаких «зеленых коридоров», как в Алеппо, жителям не предлагают. Гуманитарные организации молчат, в ООН затишье. В-третьих, засекречено количество потерь коалиции. Жертвами в основном становятся плохо обученные иракские солдаты, хотя несколько десятков натовских воинов тоже отправились на родину в цинковых гробах. По некоторым данным, коалиция за два месяца потеряла пятую часть наличных сил, включая убитых и раненых. «Черные» же разменивают одного убитого на 10–15 солдат коалиции. Еще более существенны потери коалиции в технике — до 40 танков и почти 400 бронемашин разных типов! Цифры кажутся завышенными, если бы не видеодоказательства безалаберной тактики иракской армии при штурме городских кварталов. Если Алеппо штурмовали отряды пехоты при поддержке одного-двух танков, то иракцы заходят в кварталы мосульских пригородов, как правило, сидя в бронемашинах. Длинные колонны напарываются на засады или шахид-мобили, а затем группировку в упор расстреливают из окрестных домов. Активно работают снайперы «черных» и связки «гранатометчик—пулеметчик». В итоге немногочисленные бойцы Халифата держат целые улицы под огневым контролем, а иракцы не способны выработать методы противодействия такой тактике, гибнут и оставляют защитникам фантастические военные трофеи.

Наступающие отряды шиитов быстро настроили против себя суннитское население, и без того встречающее «освободителей», мягко говоря, с недоверием. Даже Amnesty International разродилась докладом о расстрелах мирных жителей, обвиненных в связях с ИГ. В таких обстоятельствах отряды Халифата быстро пополняются местными ополченцами, а его опытные бойцы пока даже не вступили в бой.

Битва за Алеппо, август—декабрь 2016 года
Расклад противоборствующих сил в Сирии, декабрь 2016