Я объявляю искусство безъядерной зоной

Культура
Искусство
«Эксперт» №4 (1014) 23 января 2017
Выставочная трилогия Фонда развития современного искусства: советское, кинематографическое, актуальное
Я объявляю искусство безъядерной зоной

Иван Демидов в качестве главы Фонда развития современного искусства был однозначно идентифицирован в художественной среде как «посланец Кремля». В ответ глава ФРСИ стал последовательно позиционировать себя как посредника между государством и художниками. В его действиях считывалось желание создать альтернативное прибежище деятелям современного искусства, до сих пор загнанных в парадигму политического противостояния. Пока русские коллекционеры скупают XVIII и XIX век, отечественный арт-маркетинг вынужден ориентировать современных художников на западных коллекционеров. Неотъемлемым элементом продвижения современного искусства стала социально-политическая упаковка, которая предлагает видеть в современном художнике диссидента. Она легче всего считывается европейским арт-сообществом. И в таком продвижении есть устоявшаяся традиция. Самые дорогие на сегодняшний день современные русские художники — Илья Кабаков, Эрик Булатов, Виталий Комар и Александр Меламид — пришли на Запад с имиджем мучеников режима, от которого они при всем желании так и не смогли отделаться.

Проблема заключается даже не в том, являются ли русские художники на самом деле диссидентами, а в том, что этот имидж — единственная возможность проникнуть в европейское выставочное пространство и купить «входной билет» на местный арт-рынок. В этой ситуации считывается взгляд на русское изобразительное искусство как глубоко вторичное по отношению к европейскому. В результате работы тех художников, которые пишут вне политического контекста, классифицируются как нечто этнографическое, в лучшем случае как побочная ветвь всегда великого европейского изобразительного искусства, и только те, кто осмелился пойти против политического мейнстрима, обладают потенциалом сказать что-то новое и в изобразительном искусстве. Художники искусственно осознают себя и свое творчество в политическом контексте, и часто единственная причина этого — рыночная ситуация. Вопрос «кто заказчик?» по-прежнему остается главным в искусстве.

В условиях, когда игроков на рынке не так много, каждый из них ценен. Тем более если речь идет о государстве, которое таким образом сфокусировалось на современном искусстве с какими-то своими ожиданиями, пока еще не совсем ясно сформулированными. Иван Демидов сейчас говорит, что современное изобразительное искусство — номер один по степени влияния на умы. Именно в нем формируются идеи, которые в последующем распространяются на все остальные виды искусств. Это его фронтальная идея: современное искусство влиятельно, пусть и опосредованно, и на него стоит обратить самое пристальное внимание. Необходимо дать художникам возможность высказаться и вне идеологического пространства. Надо создать для них еще один центр притяжения, чтобы у них, по крайней мере, была возможность выбора. Надо разорвать слишком прочную связь между современным искусством и политикой и дать художникам возможность сосредоточиться на главных вещах: жизни и смерти.

Всегда современное

Концепция выставки в 66-м павильоне ВДНХ