Должна ли пугать нас тень Мазепы

Книги История формирования украинской нации, так же как история российско-украинских отношений, непроста и противоречива. Но каждый сам решает, какие страницы этой истории перечитывать

В эпоху политического противостояния России и Украины и гражданской войны на самой Украине написать взвешенную по оценкам и тонкую по стилю книгу о российско-украинском единстве и противоречиях очень трудно. Сергею Белякову это почти удалось (почему «почти», мы скажем в конце рецензии). Не знаю, дошла ли эта книга до украинского читателя, но российскому повезло получить фундированный научный труд, написанный как своеобразный роман о приключениях Украины и украинцев в России (и наоборот) в эпоху начала и первых ста лет их совместной жизни. И не случайно это сочинение получило литературную премию «Большая книга» фактически как роман о становлении украинской нации во всех ее противоречиях.

Что такое нация

Известно классическое, но постоянно оспариваемое определение нации как исторически сложившейся устойчивой общности людей, возникшей на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. Есть, правда, сторонники иной точки зрения: нации представляют собой искусственные образования, целенаправленно созданные интеллектуальными элитами на основе национального проекта — идеологии национализма, которая может выражаться в политических манифестах, литературных произведениях, научных трудах и т. д. И это тоже трудно оспорить — роль писателей и политиков в формировании украинской нации в условиях отсутствия самостоятельной государственности трудно преувеличить. Но и в этом случае результат будут соответствовать классическому определению.

Автор книги последовательно раскрывает особенности формирования украинской нации именно как сложившейся устойчивой общности.

Общность территории

Сергей Беляков цитирует известного русского писателя и историка Николая Полевого: «Идите от Москвы на юг, и вы увидите, что, постепенно находя изменения, за Десной и Семью вы перешли к народу, совершенно отличному от нас, чистых руссов. Язык, одежда, облик лица, жилища, мнения, поверья — совершенно не наши». Как замечает Беляков, «русская изба и украинская хата как два мира, которые говорят о национальных различиях больше, чем сочинения историков и публицистов. Хата стала частью культурного облика украинского крестьянина, но происхождение ее сугубо территориально-географическое: обилие на Украине известняка, мела и белой глины способствовало ее появлению. Но и украинские города отличались от среднерусских все теми же хатами, которые составляли большую часть украинских городов, и национальным составом: здесь и поляки, и евреи, и армяне, и греки, и молдаване. Русские города в большинстве своем не знали такого национального разнообразия, которое сказывалось и в архитектурном облике украинских городов».

Автор подробно анализирует национальное разнообразие на Украине и взаимоотношения народов — в первую очередь украинцев с русскими, поляками и евреями.

В общем, Сергей Беляков достаточно убедительно показывает, что общность территории украинского народа дается нам, что называется, в ощущении.

Общность языка

Вопрос о том, с


spam@petrov.vodka