О печальном юбилее

Разное
Фото: Эксперт

Десять лет назад вступил в силу закон, сделавший ЕГЭ обязательной и безальтернативной «итоговой формой контроля знаний», единственной дорогой из средней школы в высшую. Не переменись власть в образовании, мы бы ради праздничка вдоволь наслушались гимнов единому государственному; а так — обошлось. Фурсенко, единственный из реформаторов образования, оставшийся на видном федеральном посту, дал малозаметное интервью — и только. Оно и понятно. Хвалить это изобретение (во всяком случае, лицам, не причастным к его торжеству) оснований немного, а бранить — в некотором смысле поздно. Школа сегодняшняя нанизана на ЕГЭ, как шашлык на шампур. И все, кому надо, отлично понимают, что шампур кривой и ржавый, но выдёргивать его страшно: школа просто рассыплется. Да только выдёргивать-то всё равно надо.

Сама по себе идея независимой от школы и учителя оценки результатов обучения не вызывает возражений; но именно эта её реализация оказалась весьма вредной. Не все болезни школы порождены ЕГЭ, но все до единой им обострены. Трёхбуквенное слово стало знаменем невиданного никогда прежде бюрократического давления на школу. Можно смело утверждать: всё, что в нынешней школе ещё ухитряется работать, работает вопреки созданной реформаторами системе «ЕГЭ-управления», где всякое содержание образовательных процессов безоговорочно отдано в жертву цифре — чаще всего лживой.

Потому что ЕГЭ с самой колыбели окутан ложью. Тот самый закон, которому теперь десять лет, принят якобы по итогам эксперимента, шедшего в нескольких регионах. Так вот, это враньё: никаких итогов эксперимента не подводилось — не только независимыми экспертами, как по-хорошему полагается, но и вообще никем. Авторы ЕГЭ сочли, что «пора» — вот и все итоги. Но главной ложью, без сомнения, была и остаётся выдача средних баллов по ЕГЭ за показатель качества образования. Дело даже не в том, что с этими средними баллами далеко не всё бывало чисто; дело в принципе. Варианты-то готовят не роботы какие, а живые люди. Сделай их чуть-чуть легче, чем в прошлом году, — вот тебе и рост средних баллов. Поди плохо.

Практически все обещанные реформаторами плюсы от внедрения ЕГЭ обернулись пшиком — и прежде всего, конечно, победа над околообразовательной коррупцией. Она, проклятая, в результате победы над ней перераспределилась по получателям, но родителям обходится многократно дороже, чем в прежние времена, и суммы продолжают быстро расти. С точки зрения юриста, далеко не всякое репетиторство есть коррупция, да родительским кошелькам различия не уловить. Достаточности хороших результатов теста для поступления в любой вуз давно нет — престижные вузы добились права огородиться другим трёхбуквенным словом, ДВИ (дополнительные вступительные испытания). Наконец, и самой сути ЕГЭ, единства испытания для всех школьников страны, тоже давно нет — не обеспечишь единства оценок ни для устных частей экзамена, ни для «эссе». То есть пытаются, конечно — оценку этих самых эссе заформализовали так, что смысла в них не осталось уже вообще никак


spam@petrov.vodka