Буржуазная революция на марше

Русский бизнес / ДЕВЕЛОПМЕНТ Через 15–30 лет власть научится играть вдолгую и поймет, что предпринимательство — единственная социальная группа, способная обеспечить национальное благосостояние

Идя на интервью к полномочному представителю Российской гильдии управляющих и девелоперов в Екатеринбурге и Свердловской области Андрею Брилю, я ожидал откровенного разговора о судьбе регионального рынка недвижимости. Однако собеседник в клочья порвал вертевшийся у меня в голове сценарий. Его рассуждения, раскручиваясь, как клубок, с каждой минутой затрагивали все более обширные темы. В маркетинге произведенное впечатление называется «вау-эффект». В обычной жизни — «приятное удивление». Но задать первый из запланированных вопросов я все же успел.

Извращенные роли

— Андрей Борисович, каким был 2016 год для рынка недвижимости?

— Дать текущей ситуации однозначную оценку невозможно. С одной стороны, она позитивна, с другой — плачевна. Начнем с положительных моментов. Во-первых, подавляющее большинство игроков оказались готовы к спаду и в отличие от 2009 года не были перекредитованы. Во-вторых, на рынке установился баланс между объемом выводимых проектов, финансовыми возможностями девелоперов, уровнем их ликвидности и спросом. В-третьих, мы сегодня не видим бессмысленного демпинга. Можно констатировать, что профучастники осознали неконструктивность такой тактики. Наконец, четвертый момент: за последний год рынок расстался со многими бесплотными иллюзиями — о бесконечном росте, о том, что государство может всерьез развивать отрасль, о том, что нам помогут западные инвестиции.

Ключевыми событиями прошедшего политического года были создание Общероссийского народного фронта, декабрьский митинг на Болотной площади, «марш миллионов» 6 мая и принятие законов о митингах и НКО. Опершись на поддержку рабочего класса, российская буржуазия однозначно ответила на претензии радикальной оппозиции
Татьяна Гурова, Михаил Рогожников

Почему ситуация плачевна? Потому что мы не видим предпосылок для ее улучшения. В стране никто не занимается вопросами формирования спроса. Доходы граждан не растут, и пока не видно, за счет чего этот тренд можно переломить. Одновременно финансовые власти и госбанки четко дали нам понять: надеяться нужно только на самих себя, ни о каком масштабном инвесткредитовании речи пока идти не может.

Поскольку перспектив роста в 2016 году не просматривалось, у девелоперов появилась возможность остановиться, осмыслить происходящие, задуматься о технологиях, почистить косты и заняться стратегией.

— Вы утверждаете, что финансовые власти и банки практически отказались от поддержки строительства. Но, во-первых, насколько я понимаю, кредитные учреждения никогда особо не жаловали отрасль, считая ее «серой». И во-вторых, как тогда оценивать ипотеку с госсубсидией?

— Начну с последнего. Надо понимать, что в самый разгар кризиса, в 2015-м, рынок спасла не льготная ипотека, а девальвация. Опасаясь ослабления рубля, люди пытались сберечь накопления в недвижимости.

В 2016 году объем выданных кредитов в Свердловской области вырос примерно на треть по отношению к 2015-му, а число сделок на первичном рынке осталось на прежнем уровне