О пенсиях и несправедливости

Разное
Фото: Эксперт

Профессор В. А. Мау полагает, что через какое-то время в России пенсию будут платить далеко не всем: «Можно сделать пенсию целевой и прямо сказать, что это возрастное пособие по бедности и инвалидности». Таким образом, пенсия «приобретёт адресный характер». Профессор «почти уверен», что лет через двадцать «мы к этому придём». «Разве это правильный путь?» — робко спрашивает видного учёного журналист. И получает чудесный ответ: «Я не знаю ни одного человека среднего возраста, не говоря уже о молодежи, который в своей жизненной стратегии рассчитывает жить только (или преимущественно) на государственную пенсию». Будь г-н Мау просто профессором, старшим сержантом в армии либеральных экономистов, оно бы и ладно — оставалось бы только поздравить В. А. с процветанием (и/или легкомыслием) его знакомых. Но г-н Мау в этой армии — преизрядный генерал. Он глава одного из двух центров интеллектуальной подпитки правительства, Российской академии народного хозяйства и госслужбы; он член президиума экономического совета при президенте, а также массы правительственных комиссий; он соруководитель разработки ключевых стратегических документов правительства — и прочая, и прочая, и прочая. Поэтому в его устах такие речи поневоле множат у публики сомнения, адекватно ли правительство воспринимает реальность.

Я, как и профессор Мау, живу в Москве, а не в глубинке депрессивного региона и общаюсь с не самыми бедствующими согражданами, однако легко нахожу среди них людей среднего возраста, для которых госпенсия очень существенна — и в будущем, и сейчас, поскольку пенсия их родителей важна для семьи. Но не в личных впечатлениях дело. Пенсию в России сейчас получает почти каждый третий; если же учесть и семьи, где пенсии старших членов необходимы для выживания, то как минимум пол-России живёт на пенсии — и ни в каких снах не видит, что в будущем станет жить как-то иначе. Откуда профессор взял, что за двадцать лет ситуация принципиально изменится? И, главное, на что она изменится? Г-н Мау говорит: «Есть несколько механизмов обеспечения жизни в старости: государственная пенсия, частные пенсионные сбережения, вложения в недвижимость, вложения в семью, которая тебя не оставит. Каждая стратегия по отдельности является рискованной, но совокупность комбинаций даёт определённый эффект». Словечко определённый заменяет честное признание, что рецепта, дающего надёжный результат, просто нет, — ладно. Но даже и для «определённого» эффекта нужно, по словам Мау, вкладываться в разные «комбинации», включая НПФ и недвижимость. Вкладываться серьёзно, не по алтыну в месяц — да в недвижимость по алтыну и не вложишься. Многим ли это доступно? В медиа принято говорить о среднем уровне денежных доходов населения в РФ — тридцать с чем-то тысяч рублей в месяц. Но медианный доход в 2015 году составлял двадцать три тысячи, то есть половина всех граждан получала меньше 23 тысяч в месяц. Модальный доход (чаще всех прочих величин встречавшийся уровень дохода) составлял двенадцать с чем-то тысяч — только в