Homo arcticus*

Освоение Арктики Масштабное освоение Арктики предъявляет особые требования к человеческому организму. Поэтому господдержка живущих здесь людей и привлечение на Крайний Север молодых кадров должны стать одной из основных задач государственной политики дальнейшего освоения Заполярья
ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «НОРНИКЕЛЬ»

Освоение Арктики часто называют таким же вызовом для человечества, каким в свое время стал выход человека в околоземное пространство. При этом под вызовом чаще всего понимается масштабность этого проекта либо появление новых технологий, которые, как и освоение космоса, резко расширят возможности нашей цивилизации.

Все это так. Но человечество не получит ни масштабов, ни технологий в Арктике, если не справится с главной задачей — кадровым обеспечением новой волны индустриализации Заполярья. Сделать это возможно только одним способом — усилить поддержку живущих здесь людей и создать условия для привлечения на Север молодых энтузиастов

Расплата за Север

Крайний Север не знает жалости. Зима на территориях восточнее Архангельска длится девять-десять месяцев в году с морозами до минус 50 и ниже и ветром до 25–30 метров в секунду. Уже на Полярном круге солнце в декабре встает на полтора часа в день, зато летом два месяца не заходит за горизонт. Весной суточные перепады температуры достигают 30 градусов. Плюс повышенная радиация, магнитные бури, дефицит кислорода, «гнилая» вода и однообразный рацион питания, построенный на жирах и белках. Летом — гнус, от которого не спасают ни сетки, ни репелленты.

Для жизни в этих условиях идеально приспособлены только коренные малочисленные народы Севера (КМНС). Энергетический обмен в их организме построен преимущественно на жирах, а не на углеводах, как у большинства жителей более южных территорий планеты. И для них картошка или тем более бананы — это изначально чуждый продукт. Зато сырая рыба, сырое мясо, свежая оленья кровь прекрасно усваиваются их органами пищеварения. И коренных северян не пугает жизнь в маленьких замкнутых коллективах посреди бескрайних заснеженных пространств. Наоборот, они чувствуют себя здесь куда более комфортно, чем в городах.

Поэтому, когда уроженец Самары, Уфы, Краснодара, Винницы, Махачкалы или даже Новосибирска попадает в Воркуту, Салехард, Норильск или Анадырь, его организм испытывает колоссальный стресс, который со временем только усугубляется. На эту тему за последнюю сотню лет написан не один десяток докторских диссертаций, так что вряд ли стоит перечислять все последствия воздействия на организм человека европеоидного типа условий Крайнего Севера, среди которых резкое возрастание риска сердечно-сосудистых заболеваний, увеличение частоты половых дисфункций, возникновение дезадаптивных нарушений высшей нервной деятельности с развитием невротических состояний. Но есть одно «но». «Высокие энергетические затраты организма в условиях северных районов обусловливают адаптационное торможение углеводного обмена и резкое усиление жиромобилизиpующего эффекта с переключением энергетического обмена с углеводного на жировой», — подчеркивают в своей статье «Проблемы адаптации человека к условиям Крайнего Севера» профессор, заведующий кафедрой Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова Василий Цыган и старший научный сотрудник этой академии, участник 14-й Советской антарктической экспедиции Мих

*Человек арктический (лат.)


spam@petrov.vodka