Нужна ли наука Родине

Наука и технологии / РАН Занятие наукой не терпит формализма и отсутствия драйва. Поэтому вопрос не в том, кто возглавит Академию наук. Вопрос в том, как решиться дать молодым ученым карт-бланш и как создать для них цель
Иллюстрация: КОНСТАНТИН БАТЫНКОВ

— О ситуации с отстранением [президента Российской академии наук Владимира] Фортова я узнал лишь в общих чертах — из прессы и от двух-трех знакомых людей, близких к президиуму академии, — говорит кристаллограф Артем Оганов, чьи группы в Москве и Нью-Йорке постоянно публикуют новые удивительные результаты о предсказании структур новых химических соединений. — Непонятная история, но я этой темой не интересуюсь и посоветовал бы и другим людям, которые прямо в эту историю никак не вовлечены, тоже не интересоваться. Потому что к науке это не имеет никакого отношения. Похоже, мы видим разборки между различными управленцами и их планами.

Артем Оганов может себе позволить не интересоваться ведомственным конфликтом. Он — один из тех ученых, которые сделали мощную карьеру на Западе, смотрели на длящееся уже четверть века непродуктивное противостояние правительства и РАН со стороны и смогли вернуться в Россию благодаря правительственной программе «мегагрантов» (крупных грантов для научных групп, часто международных) в переломном 2013 году.

Скандал с выборами президента РАН в очередной раз показал, что место Академии наук в иерархии российских государственных институтов до сих пор не определено
Александр Механик

Тот год был шоковым для российских научных сообществ, год начала «реформы РАН» и протестов ученых против закулисного и экстренного принятия решения, фактически упраздняющего трехсотлетнюю академию.

— В протестах объединились все — и выдающиеся ученые, и те, кто просто беспокоился за свое место, — вспоминает физик Борис Штерн, который на протяжении многих лет помогает организовывать почти все общественные инициативы ученых, включая Общество научных работников, возникшее на волне протестов. — Боюсь, что сейчас такого не будет уже.

История развития российской науки с 2013 года по сегодняшний день полна противоречий. Именно в 2013 году начинается довольно приличный рост числа публикаций, цитируемых в мировых журналах. После падения в начале 2000-х и стагнации в середине десятилетия на уровне чуть больше 30 тыс. (по базе Web of Science) он достиг исторического максимума в 2015 году — 40,1 тыс. публикаций. 2016 год покажет дальнейший динамичный рост, но этот рост происходит на фоне снижения финансирования фундаментальных научных исследований.

Реально работающие ученые никогда не будут поддерживать бюрократию. Отдать судьбу науки в руки ученых — это самое правильное решение
Александр Механик

Согласно оценкам известного ученого и общественного активиста в борьбе за разумную реформу науки Евгения Онищенко, даже с учетом разных статей расходов на науку падение существенное. Максимального уровня (380 млрд рублей в год) бюджетное финансирование гражданской науки в России достигло в 2013–2014 годах. В 2016 году расходы на гражданские исследования и разработки составили примерно 300 млрд рублей, что на 14% меньше, чем в 2015-м.

Государство дает

 

Качественным скачком в развитии карьеры молодого ученого является создание им самостоятельной лаборатории или научной группы. Нужна программа поддержки самостоятельных лабораторий для ученых в возрастном интервале от 35 до 50 лет

 

Сейчас на уровень замдиректоров и директоров институтов, приходят вполне молодые ребята. Неплохо бы их не мучить бюрократией, доверять, дать работать. И это будет главный конфликт — между активными группами ученых и неамбициозной, но хваткой бюрократической средой