Финансист, учитель, сталкер

Специальный доклад
СДЕЛАНО В РОССИИ
«Эксперт» №14 (1024) 3 апреля 2017
Глава РЭЦ Петр Фрадков: «Головокружительным долгосрочным задачам предпочитаю поступательную ежедневную работу по облегчению доступа наших компаний на конкретные экспортные рынки»
Финансист, учитель, сталкер

По итогам 2016 года вновь, уже третий год подряд, зафиксировано сокращение стоимостных объемов как совокупного российского экспорта, так и несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ), который находится в фокусе особого внимания и поддержки со стороны государства. Для завзятых оптимистов утешением может служить то, что ННЭ сжимается заметно слабее общего экспорта, чем обеспечивает увеличение своей доли. По итогам прошлого года она превысила 38% против 27% в 2013 году (см. график 1).

Но гораздо важнее разобраться с происходящими в экспортном хозяйстве процессами изнутри, выявить его потенциал, понять, какие барьеры стоят на пути его роста. Эти вопросы согласился обсудить с «Экспертом» наш постоянный собеседник по этой тематике глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Петр Фрадков.

— Петр Михайлович, несырьевой экспорт России продолжает сокращаться. Несмотря на успехи сотен наших компаний на внешних рынках, несмотря на ваши усилия. Неприятно, обидно. В чем дело?

— Я не оцениваю ситуацию столь драматически. Отрицательную динамику несырьевого экспорта в 2016 году определили слабые результаты первого полугодия, связанные прежде всего с неблагоприятной ценовой конъюнктурой на рынках таких товаров, как металлы, удобрения, зерно и ряда других, относящихся к несырьевым. Уже во втором полугодии ситуация изменилась, и мы наблюдали переход несырьевого экспорта к устойчивому росту. Итоги января 2017-го ярко демонстрируют значимость конъюнктурного фактора: год назад в этом месяце было ценовое дно, и сейчас мы увидели рост почти на 40 процентов (см. график 2. — «Эксперт»). При этом во многих сегментах результат 2016 года — положительный. Из десяти крупных отраслевых групп четыре показали позитивную динамику: продовольствие, лесобумажные товары, стройматериалы, драгоценные металлы и камни. На уровне отдельных товаров рост стоимости экспорта показала половина товарного ассортимента: мясо и растительные масла, кондитерские изделия и спиртные напитки, шины и автокомплектующие, косметика и лекарства, стиральные машины и холодильники, лазеры и металлообрабатывающее оборудование. В физическом же выражении, по оценке РЭЦ, несырьевой неэнергетический экспорт России в 2016 году вырос на 2,5 процента — это превышает оценку темпов мировой торговли международными организациями.

Происходят и качественные сдвиги. Например, по многим товарам увеличивается число стран — импортеров нашей продукции. Это свидетельствует о выходе компаний на новые рынки, за пределы традиционного периметра наших комфортных партнеров. При этом доля стран СНГ в нашем несырьевом экспорте за несколько лет существенно сократилась, хотя и остается лидирующей среди других регионов — 22,7 процента по итогам 2016 года.

— Ну, в СНГ основное сжатие приходится по внеэкономическим причинам на Украину. Еще шесть лет назад это был наш четвертый по размеру экспортный рынок, а сегодня — тринадцатый, стоимость экспорта упала в 3,7 раза.

— Украина — особый случай. Давайте оставим его за скобками сегодняшнего обсужд