О трёх выброшенных миллиардах

Разное
Фото: Эксперт

Всё-таки иногда с Запада приходят и благоприятные для нас известия. Так, в минувшую среду медиа сообщили, что Высокий суд Лондона одобрил ускоренное рассмотрение иска России к Украине о погашении еврооблигаций на сумму три миллиарда долларов. Это означает, что суд нашёл контраргументы ответчика слишком слабыми для разворачивания обычной судебной процедуры — с анализом документов, вызовом свидетелей, прениями сторон и так далее. Украина настаивала на полной процедуре, рассчитывая акцентировать политические аспекты дела, но Высокий суд, как ему и положено, лезть в политику отказался. С отвычки от хороших вестей, наши новостники поспешили заявить, что Россия выиграла процесс. Это и так и не так.

Это не так, поскольку судья разрешил Украине подать апелляцию и удовлетворил её ходатайство о временном приостановлении исполнения принятого решения. Украина уже заявила, что апеллировать будет. С другой же стороны, это так, ибо Высокий суд вполне определённо констатировал, что никаких оснований не платить истцу, вытекающих из хозяйственного права и обычаев делового оборота, у Киева нет. И ни один серьёзный эксперт — ни у нас, ни в Британии, ни даже на Украине — не сказал, что это мнение суда может быть пересмотрено. Таких оснований и вправду нет. Напомню ход событий. Суверенные еврооблигации Украины были размещены в пользу РФ в конце 2013 года; размещены на нерыночных условиях — под 5% годовых. Два года Киев исправно обслуживал долг, но затем допустил по этим облигациям дефолт и ввёл мораторий на выплату последнего купона и тела долга. Позже заёмщик предложил Москве реструктурировать долг на условиях, общих с коммерческими кредиторами. Россия настаивала на безусловно суверенном характере долга и предлагала досудебное решение вопроса, но ответа от Украины не последовало. Поэтому начался суд, но и на суде украинская сторона продолжала твердить, что вернёт деньги лишь после того, как Россия отдаст Крым обратно и компенсирует потери Украины от войны. Но поскольку официально Украина войны ни с кем не ведёт, а признание Крыма аннексированной территорией при всём желании не запихаешь в компетенцию Высокого суда, судья Блэр и счёл позицию ответчика очень слабой.

К сожалению, мы ничем не гарантированы от того, что при рассмотрении апелляции повернутся какие-то незримые колёса и просьба ответчика о рассмотрении политической стороны вопроса — то есть об отказе России в иске по той причине, что это иск России, — будет уважена. Но сейчас говорить об этом бессмысленно: повернутся так повернутся, нет так нет. Можно разве что, присоединяясь к министру Силуанову, выразить надежду (министр-то, правда, выразил целую уверенность), что апелляция Украины «будет рассмотрена так же объективно, как иск РФ в Высоком суде Лондона». Зато и сейчас информации достаточно, чтобы ответить на два существенных вопроса: что будет, если решение Высокого суда, как мы и надеемся, в апелляционной инстанции устоит, — и почему оно, это решение, вообще оказалось возможным.

Сначала о том, что изменит