Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Сбережения как диагноз

2017

Банк России, словно оправдываясь за досрочное, хотя и символическое снижение ключевой ставки с 27 марта, в качестве одной из причин побудившего его к тому «сверхпланового» торможения инфляции назвал сохранение сберегательной модели потребительского поведения. Другой аргумент в пользу снижения ставки — снизившаяся страновая премия за риск, что позволяет рублю укрепиться соответственно удорожанию нефти, несмотря на валютные интервенции Минфина, пытающегося разогнать ими инфляцию для обесценения бюджетных обязательств перед населением.

Разошедшаяся "троица": рост белой зарплаты не транслируется в рост доходов и потребления 03-01.jpg
Разошедшаяся "троица": рост белой зарплаты не транслируется в рост доходов и потребления

Одновременно регулятор указал на возможность быстрого изменения сберегательного поведения домохозяйств. Здесь, считают в ЦБ, лежит риск не удержать инфляцию на заветном уровне 4% до конца года. Конечно, это один из рисков, наряду с непреодоленной еще инерцией инфляционных ожиданий и, разумеется, внешней санкционно-нефтяной неопределенностью.

Упомянутая ЦБ сберегательная модель действительно пока наличествует. Траектории роста реальных зарплат и покупок довольно основательно разошлись (см. график).

Правда, денежные доходы населения в целом не растут, как зарплаты, отражая обесценение пенсий и доходов «не организованно» занятого населения (в МСБ и фрилансеров). Покупки, хотя и перестали падать с наступлением 2017 года, тем не менее не вернулись пока даже к уровню начала прошлого года, с долларом по 75 рублей, при более значительном сжатии покупок продовольствия, что косвенно подтверждает тезис о более быстром падении доходов самых бедных слоев населения.

Такое «расцепление» доходов и покупок было характерно и для посткризисного периода 2009–2010 годов, но затем потребительское поведение вернулось к «нормальности», и линии довольно быстро сошлись. Возможно, так будет и на этот раз. Вопрос в том, произойдет ли это смыкание за счет роста физических объемов потребительских расходов или их рост ускорит инфляцию, которая снизит реальные доходы.

Исходя из соотношения с ценой нефти, которая может служить довольно надежным индикатором физического объема потребительских расходов россиян, эти расходы пока просто запаздывают по отношению к восстановлению нефтяных цен. В этой логике восстанавливающее потребительское кредитование и снижение аппетита к сбережениям не должны вызвать дополнительной инфляции и будет лишь способствовать росту деловой активности, как это было в предыдущем цикле на рубеже 2010–2011 годов. Правда, с одной оговоркой: среднесрочного, на год и больше, сохранения цены нефти в вилке 55–60 долларов за баррель никто не обещал.

Разошедшаяся "троица": рост белой зарплаты не транслируется в рост доходов и потребления
«Эксперт» №14 (1024)



    Реклама

    «Мы научились быть конкурентными…»

    Андрей Рязанов, Генеральный директор Завода электротехнической арматуры


    Реклама