Судьба русского писателя как объект для зависти

Культура / Литература Внимание, которая власть оказывает писателям в России, британский литературовед Дональд Рейфилд расценивает как «большой комплимент»
«АЗБУКА АТТИКУС»

Один из самых крупных британских специалистов по русской литературе Дональд Рейфилд известен и в России, и во всем мире книгой «Жизнь Антона Чехова». Грузия — это еще одна сфера его исследовательских интересов. В книге «Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет» Рейфилд подробно, период за периодом, рассказывает историю грузинского народа. «Эксперт» поговорил с ним о его новой книге и о том, как сейчас воспринимают в Британии классиков русской литературы.

— Для чего вы написали эту книгу?

— Я работал как следователь, я собирал материал. Но я не думал никого обвинять, я пытался разобраться, что случилось и почему. Есть множество государств, которые просто исчезли с лица земли. Где сейчас Осетинское царство? Где сейчас Кавказская Албания? Выживаемость Грузии можно объяснить ограждающими ее от врагов Кавказским хребтом и бездорожьем. Но грузинам присущ еще и боевой дух. В отличие от армян, которые разбросаны по всему миру, они не любят эмигрировать. Грузинам очень трудно жить за границей — даже во Франции. Они готовы предпочесть смерть на родине. И в то же время только психолог сможет разобраться, почему Грузия раз за разом, начиная еще со времен Римской империи, апеллирует к Западу, каждый раз рассчитывая, что ответ будет иным, но он всегда один и тот же: «Да, мы очень сочувствуем, но только что мы подписали договоры, которые не позволяют нам вам помогать, но мы пришлем к вам миссионеров, сотрудников неправительственных организаций, которые попробуют вам помочь». Сейчас появляется новое поколение грузин, которое руководствуется принципом «Мы хорошо знали наших врагов, но слишком доверяли нашим друзьям». Им надо найти собственный путь, как нашли его финны.

— На какие образцы жанра вы ориентировались?

— Первый раз я написал ее на английском языке, предполагая, что она заинтересует англичан, в частности тех, кто бывал в Грузии. Но несмотря на то, что англичане ездят туда все чаще и чаще, это очень узкий круг читателей. В России — другое дело. Здесь аудитория может быть намного шире. Здесь Грузия как жена, с которой развелся, вы уже не вместе, но тебе интересно знать, что с ней происходит, с кем она теперь общается. Тридцать лет назад в России все знали, что это земля обетованная, где можно пить и есть то, чего нет в Москве, там можно наслаждаться солнцем и свободно разговаривать с людьми. При написании русской версии я старался быть как можно деликатнее, осознавая, что для русских характерны империалистические настроения — точно так же, как и для англичан. Когда ты пишешь для них о Восточной Африке, ты можешь столкнуться как с мнением людей, которые считают англичан благодетелями, так и тех, кто считает их угнетателями. Но в Англии сейчас все больше тех, кто склоняется ко второй точке зрения, и в самом деле, часто мы совершали ужасные злодеяния. Что же касается русских, то они склонны считать, что спасли Грузию от Ирана и от Турции. В этом утверждении есть большая доля правды, и Россия до сих пор ждет благодарности от стран, которы