В условиях жесткого дефицита

Специальный доклад / Сделано в России Спрос на российские товары высокого передела во многих странах растет. Это особенно заметно на фоне серьезного падения, которое испытывает несырьевой неэнергетический экспорт в целом, и дефицита ресурсов у экспортеров

За три года экспорт несырьевых неэнергетических товаров из России потерял 23% объема: он сократился в стоимостном выражении с 142 млрд долларов в 2013 году до 109 млрд в 2016-м. Через такое испытание в нынешний кризис не довелось пройти никакой другой отрасли экономики.

В то же время внутри этого понижательного тренда формируется противоположный вектор — рост экспортной активности определенного круга компаний и расширение линейки российских товаров, находящих спрос на внешних рынках. Наиболее сильно на падение экспортной выручки повлияли зарубежные поставки индустриальных гигантов, продающих металлическую и химическую продукцию нижних и средних переделов, которая традиционно преобладает в несырьевом неэнергетическом экспорте (доля более 60%). А положительную динамику показал вывоз высокотехнологичных товаров, включая товары народного потребления (ТНП), которые зачастую выпускаются малыми и средними предприятиями.

Правда, официальная экспортная статистика не улавливает маргинальные товарные потоки, доля которых в общем объеме вывоза при таком учете стремится к нулю. Так, по данным Российского экспортного центра (РЭЦ), среди 15 основных экспортных товаров верхних переделов в 2016 году увеличили продажи только шесть: шины, радиолокационная аппаратура, лекарства, автокомплектующие, шоколад и мучные кондитерские изделия (см. график 1). Однако список одних лишь ТНП — драйверов роста, имеющийся в распоряжении Ассоциации малых и средних экспортеров (АМСЭ), включает в себя более двух десятков позиций, в числе которых пылесосы, электробритвы, моющие средства, мебель, матрасы, посуда, часы, ручки и карандаши, лампы накаливания и лампы настольные, машинки для стрижки волос, бинокли и т. д. (см. график 2). При этом экспортная выручка во втором случае на порядок, а то и на два порядка меньше, зато темпы роста — двузначные и трехзначные.

Наряду с производителями ТНП в официальные отчеты не попадают и «малые производители» высокотехнологичной продукции. К их числу относится, например, холдинг «Швабе», поставляющий в полсотни стран медтехнику (включая инкубаторы интенсивной терапии для новорожденных и другое неонатальное оборудование), разнообразную оптику, светотехнику и геодезические приборы — около 30% своего выпуска на сумму 250 млн долларов. Тем более незаметен взгляду из московского кабинета, скажем, ростовский завод лакокрасочных материалов «Эмпилс», экспортирующий около 20% производимых декоративных покрытий и более 50% — цинковых белил в 24 страны, включая Западную Европу (объем экспортной выручки на предприятии не раскрывают, но речь, видимо, идет о десятках миллионов долларов). Или, скажем, Челябинский компрессорный завод, выпускающий передвижные дизельные компрессоры для буровых работ и дорожного строительства. Экспорт приносит этому предприятию 10% выручки — около 300 млн рублей. Или (совсем уж микроскопический экспортер) производитель модульных дата-центров «Утилекс» с общей выручкой около 100 млн рублей и объемом экспорта — 3 млн (см. «Экспорт об

Согласно официальной картине экспорта высокотехнологичных товаров, только шесть из них показали рост продаж. В прошлом году в мире вырос спрос на многие ТНП российского производства